June 20th, 2021

Комментарии к комментариям

Два интересных момента по предыдущей теме.
С одной стороны, задают вопрос - вот, скажем, верующий человек, любит и уважает свою жену, а ей хочется чего-то особенного в сексе, что его религия никак не позволяет; как договариваться, вроде ведь нерешаемая дилемма.
Отличная постановка вопроса, можно обозначить еще одну подложку, договороспособность с самим собой.
Ну или просто честность. Всем приходится выбирать, что мне важнее, - принципы, высокие идеи, семейные отношения, самоуважение, недостающее добавить. Хорошо, когда за тобой есть моральное право выбрать самому, называется самоуважение, воспитанное с детства. Потом приходится еще простраивать новые ситуации, с одним расстаться, на другое подписаться, в третье вникнуть.
Интересно то, что все эти движения души срабатывают только при искренности перед самим собой, насильно ни в религию, ни в странные сексуальные практики не войдешь, - это же какая должна быть степень доверия окружающих, чтобы было не страшно опускаться в те глубины подсознания, где лежат ключи к самому себе, и какая уверенность в праве быть собой, чтобы добровольно отказаться от одной из важных своих составляющих.
Представляете глубину корней дерева?- демократия и свободы только верхние ветви, ну, может, цветы и плоды. Все это опирается на гражданское общество, проницаемое практически абсолютно (не смешивать с экономической пирамидой; в том-то и радость и сладость, что они разделены). То, в свою очередь, опирается на договороспособность, прежде всего в отношениях, эта последняя - на взаимное приятие, а то, в свою очередь - на опыт приятие себя. Иначе говоря, на способность делать выбор, каким быть и какую часть себя реализовывать и когда.
Я не претендую на описание механизма, только прикидываю, как это может работать. Настаиваю же лишь на одном - эта реальность в принципе не постигается снаружи, как опыт, скажем, любви не коммуницируется человеку с Аспергером.

Вторая деталь вроде мельче и противней, но на деле имеет такой же вес в непонимании процессов западного мира. Ко мне в предыдущую тему зашла какая-то барышня или даже две, или это и не барышни вовсе, да и не важно. Там другое поразительно, агрессивная категоричность, с которой я и в России не сталкивалась живьем. Ну, повезло просто, или такое слепое пятно.
Так вот, есть такой момент. Я же говорила, что в западном обществе есть некий процент маргиналов, очень небольшой, на самом-то деле, немного процентов сверху экономической пирамиды и немного снизу. То есть это и не пирамида уже, а ромб, самый широкий слой в середине, но это вроде и так все знают.
Так вот, агрессивная категоричность, подобная той, что тут мне продемонстрировали - неотъемлимая часть беднейших маргиналов. Они и в маргиналы выпадают из соображений, что никто рядом не хочет терпеть такое, ни на одной работе, ни в одной компании не удержатся.
Представляете, как это выглядит при межкультурных пересечениях, на этот раз изнутри старой культуры (не обязательно западной, что в России, своей не сохранилось? В резервациях, в постапокалипсисе, но есть же еще)? Как разборки кавказких группировок в Москве, - какие-то полудикие люди, считающие агрессию твердостью духа, выпадающие из контекста столицы, выглядящие там странно и неуместно.
И ведь это было выпестовано довоенной советской культурой, все тогдашнее кино полно образами огненной пролетарской молодежи с такой вот непримиримой позицией. Надо же, как архетип подняли снизу и ввели в обиход, и как он продолжает плодоносить да в каких масштабах.