February 5th, 2021

Как скарабей

Как скарабей, женщина-жена толкает человека-мужа. Человек-муж норовит растечься аморфной субстанцией, огрызается, когда его заново соскребают в единое целое - гармоничное единое, как сказано в апокрифах - цепляется тентаклями за дверной косяк, но начав катиться, входит во вкус и дальше движется сам, пока хватает инерции. Потом весь цикл повторяется, но если женщине-жене можно хоть ненадолго передохнуть, уже за счастье.
В иконографии отражено в танце Кали на трупе Шивы, с одной стороны, в каббалистической идее Шахины, с другой, - но египтяне превзошли всех, сакрализировав скарабея как символ вечной женственности. Фактически самое древнее свидетельство матриархата и одновременно расшифровка его особенностей. Матриархат, как можно видеть из сакрализации скарабея, вовсе не сборище жирных теток, украшенных косточками, продетыми через носовые хрящи и помыкающих всеми остальными. Это даже не использование мужчины как говорящего орудия, как полагают наиболее образованные из феминисток, умеющие читать древнюю историю. Изначальный матриархат заключен в природной роли движителя аморфной субстанции, при том, разумеется, что субстанция норовит развалиться и ее приходится непрерывно возвращать к совершенной форме.
Все это, конечно, никак не касается нас с вами, а только тех, превобытных, людей-мужчин, целиком зависящих от формирующей и направляющей стихии.
Нынешний мужчина, на самом деле, обладает главными признаками трансгендера, и не будем этого стесняться. Он уже вполне сам себе и скарабей и его золотой шар, так что может сам собирать себя из первоосновы и сам же себя катить; перводвигатель для самого же себя, как аристотелевский Бог.
То же самое верно и для женщин, иначе ей нечего было бы делать в новом мире. Лучшие из мужчин и женщин, по крайней мере, именно таковы, и да здравствуют трансгендеры и алхимический Ребиус.
С восходом этого великого андрогина, предсказанного уже Василием Великим, символ скарабея теряет львиную долю своего значения. Не случайно феминизм относится к трансгендерам без особой радости. Так неандертальцы, наверное, относились к кроманьонцам, - не то чтобы грубо, но прохладно.
Впрочем, дела для скарабеев, предводимых Матерью нашей Исидой, еще хватит надолго. Тем больше следует быть благодарным тем, кто умеет обходиться без подталкивания и кто формирует себя сам.