January 23rd, 2021

Доколе

Попалась статья о Плотине, написанная Вл.Соловьевым, тем самым философом, под обаяние которого попала образованная часть дореволюционного русского общества. Если сравнить с его же статьей о Платоне, от которой не знаешь, плакать или смеяться, - или, как в сегодняшнем посте у ИП о Поршневе, "читать это мне было стыдно", - о Плотине он пишет вполне корректно; с другой стороны, это энциклопедическая статья, тут любой постарается. Корректно по меркам того времени, разумеется, сегодня подобная интерпретация выглядела бы крайне инфантильно, чтобы не сказать хуже.
Дальше идет немного философии, это не всем в тему, поэтому под кат (подкат по дороге потерялся, ну и ладно. Вряд ли это кому-то так уж интересно).


Тут возникает непредвиденный спецэффект. Оказывается, что условно, скажем, сферический Соловьев мог прекрасным себе образом не знать (или не хотеть знать) некторых базовых положений Аристотеля, не увидеть (или не захотеть этого делать), как аристотелевская субстанциальность материи ясно высказана в неоплатонизме, перевернуть из-за этого все с ног на голову, Плотина же читать больше интуицией и эхом собственных домыслов, чем разумом. И не только с этим заниматься философией, но и быть светочем русской мысли. Какое сильное разочарование и в светочах и в мысли. Как же мне становится тошно от самой себя, когда понимаю, что наследую и эту неряшливость в исследовании и эту произвольность в аргументации; буквально ведь видишь генетический дефект родной культуры.

Это трындец, дорогие товарищи сэры.
Несчастный Лосев, не состоявшийся ни на четверть своей интеллектуальной мощи и работоспособности, всю жизнь пытался сказать о значении неоплатонизма в истории западной мысли, но куда там. Не все даже помнили, откуда пошло, не все, наверное, читали ту статью в Брокгаузе, но важнейшую эпоху мысли из общественного бессознательного как корова языком слизала. В конце концов Лосев смог написать, - вот-де, на Западе с Плотина уже сняли клеймо мистического и почти манихейского учения; уже включили в круг великих философов, ну и у нас когда-нибудь... Соловьева, к слову сказать, тоже винить не приходится, тоже жертва времени и обстоятельств, - а кто из нас нет? Но. Но!

Мало ли было и в Европе завиральных идей и неточных интерпретаций. Интуитивизм тоже не им изобретен, но Бергсона, как основоположника интуитивизма, хоть и раскритиковали в пух и прах, помнят и читают. Потому что масса блестящих мыслей, масса точных наблюдений, системная мысль, разработанный метод. А тут ничего, пустыня. Для теософов, возможно, там что-то есть, для философии же меньше, чем ничего. По крайней мере, если говорить о философии античности, но это же был ренессансоподобный период в России, восстанавливались основы западной мысли, - и так неудачно, так вскользь по поверхности.

Если открыть статью Соловьева о Платоне http://www.odinblago.ru/soloviev_9/10, то создается впечатление, что он пишет не об Афинах Перикла, а о современной ему России; не о Платоне, а о себе. Вся греческая жизнь у него оказывается лимитирована "полицейско-религиозным государством", философы же посвящают себя борьбе с ним. Да ладно!, скажем мы и попробуем читать дальше. Но нет, дальше все та же удушающая проекция своего я и своей реальности на другие эпохи и другие имена.

принципиальные охранители... неизбежно явились, как только философы коснулись святыни отеческого закона и подвергли критике самое его содержание. Повсюду в Греции возникают две формальные партии: одна, по принципу, охраняет существующие основы общежития, — другая — по принципу же — их колеблет. Первые победы везде принадлежали охранителям. Их принцип опирался на инстинкт самосохранения в народных массах, на всю силу противодействия хотя уже тронувшихся, но еще не разложившихся общественных организмов

Строчкой же выше просто крик души - все одинаково признавали один принцип жизни — отеческое предание, с этим преданием, по Соловьеву, и боролась русская интеллигенция греческая философия.
Ну слушайте, нельзя же так, все о себе и о себе. Я понимаю, что этот эгоцентризм имеет какую-то объективную природу, скорее всего, общую неустроенность жизни. Мне не приходится общаться с русскими эмигрантами, но периодически встречаю простых латиноамериканцев, совсем простых, нет, не то, что вы подумали, а еще проще. Они показывают абсолютно тот же фокус, переводя новые впечатления на свои реалии по ту сторону океана, а все новое и чуждое трактуя через призму усвоенного в молодости.

Ладно, когда так делает наш садовник Уильям с профилем, как с атцекских барельефов, ему можно. Но Соловьев? Но русская интеллигенция? Отеческие, простите меня, святыни?