miya_mu (miya_mu) wrote,
miya_mu
miya_mu

Categories:

Прачечная 1

(Все подробности в прикрепленной записи, дописала там кое-что. Пусть идет пока под тегом прачечная, по аналогии с пирожковой, будет такой оммаж старому интернету)

Самое первое воспоминание: мне два года... тут сразу ловушка. Нелепо же звучит, ути-пути, два годика. Как построить речь, чтобы обойтись без ненужной проекции на тот сосуд, от которого не осталось ни единой молекулы? Надо убрать слово "мне", вот; вообще постараться обойтись без местоимений.

Еще раз, иначе, -
Два года, прибой, Каспийское море, июль. Волны совсем слабые, ритмично накатывают на влажный песок, разбиваются там фестонами брызг, все синее и серебрянное и золотое, блеск и радость. Бабушка по щиколотку в воде возвышается надо мной (совсем без местоимений не обойтись, жаль-жаль), ее черные сатиновые трусы, с резиночками на ногах, надуваются на ветру, хотя какой это ветер, легкий бриз. Бабушка большая-большая, уходит в яркое синее небо, как колонна, басовито воркует из вышины. Картинка сменяется: бабушка зовет уходить, получает решительный отказ, уговаривает, сердится. Говорит, что становится холодно, не понимаю, как может быть холодно на пляже, по умолчанию пляж это место, где может быть или жарко, или хорошо; думаю, что хотят воспользоваться моей неопытностью, это обидно. Рядом чужая женщина, умиляется, что-то спрашивает, как-то комментирует, смеется. Можно еще посидеть в воде, пока они разговаривают, вот так складывается образ Великой Матери, заступницы детей перед неотвратимостью, принимающей образ случайной прохожей. Бабушка произносит с гордостью, - это не ребенок, это Сатана!
Алекс обожает эту историю, по ее следам сладкого неуправляемого щенка Лизхен нежно и гордо зовет Сатаной.

Дедушка показывается на пляже, родители вместе с друзьями снимают там дачу, взрослые уезжают на работу, с детьми остаются две бабушки. На любимого дедушку меня выманивают из воды, как отчетливо я помню его чудесное оживленное лицо, рубашка заткнута за пояс, его смех, как он приседает, раздвинув руки, в одной руке желтая авоська с арбузом. Арбуз вызывает оторопь, спрашиваю, что это, трогаю зеленую прохладную корку, капроновые узелки авоськи, сверху смеются и говорят, - а ты в прошлом году уже видела, это арбуз, тебе понравилось. Говорят, - ты не помнишь, да?
Так и осталось, что пляж без арбуза - деньги на ветер, а полоса прилива - то лучшее место на земле, где не кончается июль. В первые, самые лучшие, годы с Алексом, тогда еще функционально неаграмотным, ходили по отмели часами, я ему перессказывала книги, которые прочла за всю жизнь, на перессказе Улисса он сломался и прошептал, - клянусь, это был шепот, так он боялся произнести вслух, - вот бы все это прочитать!
О призрак, унесенный и оплаканный ветром, вернись!

(Последнее - цитата из любимого Томаса Вульфа, из романа, который так и называется "Оглянись на дом свой, ангел". Брали его Алексу в библиотеке, огромный том, почти восемьсот страниц. Оказался напечатанным на туалетной бумаге милипусичныи шрифтом со слипающимися строчками, читать невозможно. Что у людей в голове, как это выпустили, непостижимо).
Subscribe

  • Кто со мной записывается в муму?

    Из гениального, без шуток, Евгения Шестакова (кто писал тексты для Жванецкого (нет) и Хазанова, а теперь его литдыбры можно читать напрямую):…

  • Рассказец

    Очень хороший небольшой текст сегодня у Березина https://berezin.livejournal.com/2076314.html О нашей истории и власти Ктулху - "Не прошлых чинов и…

  • А как вам такое предложение...

    ...не начать ли желающим обмениваться мелкоформатными мемуарами? Я бы почитала о детстве, в разных местах, с разной погодой и разными воскресными…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments