miya_mu (miya_mu) wrote,
miya_mu
miya_mu

Categories:

Первый подход к коню

Ниже лежит первый из текстов, которые я должна озвучить в записи на испанском языке. Далеко не всем интересно, так что даю краткий пересказ:
Традиционно масонство связывают со средневековыми строительными товариществами, но в первых Конституциях от 1723 года средневековая архитектура осуждается как варварская и ошибочная, а правильным Искусством названы древние отбразцы, кульминирующие в римском зодчестве и развитые Ренессансом. Это противоречие разбирается как введение в философские основания масонства, в следующем тексте пройдусь по соспоставлению масонских и архитектурных принципов от двух эпох.

Написано для испанского слушателя, иногда очень наивного, есди кого-то удивит некоторая инфантильность текста. И это мне еще придется упрощать его при переводе и делить длинные фразы на части. Ну, реальная жизнь - не кружок у ИП., никто и не обещал.



Bases filosóficos de la masonería.
Чтобы иметь возможность что-то сказать о таком непростом феномене, как отношения между масонством и философией, необходимо сначала задать правильные вопросы.
Поскольку от этих вопросов зависят и ответы, - вопрос всегда определяет систему, или поле, в котором подбирается ответ - в исследованиях с неочевидными условиями мы пользуемся одной простой схемой – ищем вопросы, которые интуитивно нам кажутся верными, затем отвечаем на них в меру своих возможностей (чем серьезней вопрос, тем дольше мы собираем материал для ответа) и, на третьем шаге, анализируем, насколько верным оказывается полученный ответ. После этого анализа обычно возникают новые, дополнительные вопросы, которые мы формулируем чтобы дальше опять вернуться в начало и уточнять наше первое интуитивное понимание. Существуют определенные методы проверки решения на верность, но в рамках масонства нам достаточно, чтобы добытые ответы не противоречили ни ритуалам, ни изначальным уложениям, ни первоисточникам. Случаи таких противоречий оговариваются отдельно и заинтересованные лица их знают наперечет, как, скажем, включение в масонство женщин или атеистов.

Тонкий момент, который слишком часто ускользает от внимания, заключен в огромном количестве первоисточников, анализ которых не дает однозначных ответов. Если первые годы масонского обучения еще можно читать популярную масонскую литературу, то позже, когда ум развивается от постоянных упражнений, - участие в ритуалах и чтение символьного алфавита, собственно, и стимулируют это развитие, - дальше необходимо переходить к собственным исследованиям.

Существует один нюанс, который отлтчает наше положение от всех предыдущих поколений – первоисточники оказались, благодаря интернету и возможностям машинного перевода, доступны, как это никогда не было раньше, а количество ошибок, накопленных в предыдущие столетия, делает невозможным доверять популярным трактовкам. Позже я уделю внимание наиболее грубым из этих ошибок, давно исправленных историками, но продолжающими циркулировать в популярной литературе.
Для краткой иллюстрации упомяну истерию вокруг Элевсинских мистерий, сравнение с которыми было необыкновенно популярно в начале девятнадцатого века. Хотя ошибочность этого сравнения была общепризнана скоро после появления самой теории, широкая публика, привлеченная экзотикой и мистикой реконструкции – не забудем, совершенно фантазийной реконструкцией, выдуманной одним конкретным человеком, - продолжала верить в ее подлинность еще долгое время, а в масонской литературе и сейчас можно встретить эти фантазии как надежное историческое свидетельство. У историков и филологов это называется нерефлексируемым перессказом, когда ошибка переписывается из книгу в книгу, так что искажение истории аккумулируются.

Маленькие вопросы решаются за малое время, и те, кто не вооружен терпением, в профанной жизни не обретает навыка затрагивать серьезные и большие вопросы, требующие долгого размышления. Однако этот навык является обязательным условием продвижения по масонскому пути, - для человека, не задающего вопросы, движение вглубь замедляется по сравнению с теми, кто раньше научился их задавать. Рано или поздно вопросы о сущности масонства начинают задавать все, кто вдумывается в наши ритуалы и регулярно на них присутствует, но информация о первоисточниках слишком часто воспринимается некритически, а ошибки, как уже было сказано, имеют свойство накапливаться от поколения к поколению. Наша работа предполагает долгую и кропотливую расшифровку не только символьного алфавита, но и идей, структурирующих пространство масонской мысли, и, хотя эту работу каждый совершает в одиночестве, без возможности обсудить свои сомнения и догадки любой человек теряет в эффективности поиска.

Сама я исследую вопрос о философских основаниях масонства не больше десяти лет, и это, разумеется, очень малый срок для такого серьезного предмета. Я бы с удовольствием провела бы в исследованиях еще дважды и трижды по столько времени, но даже начальные результаты слишком любопытны, чтобы задерживаться с их презентацией. С самого начала я дала себе двадцать лет на хорошее большое исследование, так что то, что я могу рассказать сейчас – только его начало, больше постановка вопросов, чем окончательные ответы. Мне хочется думать, что после меня появятся другие люди, которые продолжат эти исследования, как я продолжаю тех, кто занимался этим до меня, но пока что будем ставить вопросы и помнить, что все ответы нуждаются в проверке.

Было бы ошибкой, однако, обратиться прямо к философии масонства, не уточнив сначала, о каком масонстве мы говорим. Хотя масонство, как и математика, универсально, в нем существуют разные ветви, различающиеся, прежде всего, своей философией. Этот момент следует прояснить.

Возьмем конституцию Андерсона и Дезагилье от 1723 года (почему мы датируем рождение спекулятивного масонства годом 1717, а конституцию читаем от 1723, можно найти в любом справочнике, и это нам сейчас не важно). Конституция состоит из двух частей. Вторая часть регламентирует работу ложи, и мы ее не будем трогать, а вот первая описывает историю масонства как историю строительства и порождает много вопросов. Начнем с одного из них, наиболее существенного. На его примере я покажу, как разматывается клубок исследований и как он ведет нас к философии.
Заметим, что в той части конституции, что расказывает историю архитектуры, сплетается как реальная история наук и ремесел, так и мифологическая, а также исторические заблуждения, характерные для восемнадцатого века. Возникает вопрос, относиться ли к этому рассказу как к неприкосновенной традиции, понимать ли его как одну большую метафору, вносить ли в сноски сведения, которыми располагает современная историческая наука, организовать ли через исследовательскую Ложу Четырех Коронованных собрание комментариев или, возможно, следует сделать что-то еще, предохряняя наиболее доверчивых членов нашей институции от того, чтобы воспринять эту историю дословно? Современное масонство с необходимостью должно выработать точку зрения или хотя бы организовать дискуссии по этому поводу, - ученики и подмастерья не должны зависеть от лотереи, в которой разыгрывается способность их наставников к передаче знаний.

Сейчас, однако, мы выделим в этой истории один сюжет, являющийся уже не столь историческим, сколько оценочным, а именно, отношение создателей Конституции к готической архитектуре. Считается общим местом, что масонство не только наследует средневековым гильдиям, но и что именно при постройке готических соборов оперативное масонство достигло небывалого расцвета.
Можно представить, что это мнение основано на том, что нам говорят наши собственные чувства, а они говорят, что сложнее и величественнее, чем готические соборы, в мире построек и не было. Одновременно в масонском контексте связь спекулятивного и оперативного масонства часто трактуется не метафорически, а как реальная ситуация, в которой одно приходит на смену другому, так что ложи в полном составе переходят из оперативного состояния в спекулятивное, а любой член гильдии каменщиков со временем обучается читать чертежи. Можно вспомнить и известную книгу Фулканелли, называемую «Тайны готических соборов», которую хотя и не все читают, но большинстов о ней наслышаны.

Тем неожиданнее оказывается то, что в конституциях 1723 года готическая архитектура оценена без всякого энтузиазма и даже с пренебрежением. «...Готические Постройки, достойные всяческого уважения, пусть и невысоко ценимые теми, кто поклоняется искусству древних». Здесь нам понадобятся внимание и логика, без которых не понять скрытый смысл этой вежливой, но и прохладной, фразы.
Несколькими страницами ранее в Конституциях говорится о Храме Соломона, как величайшем сооружении всех веков и народов, а также о храме Дагона и Артемиды Эфесской, в выражениях весьма пылких. Далее архитектура римского периода, или августинианский стиль, назван вершиной королевского искусства и образцом для будущих эпох. Эти детали безошибочно указывают на «поклонению архитектуре древних» заказчиков и создателей Конституций; если соотнести его с цитатой из предыдущего абзаца, то теперь ее можно прочесть как «...Готические Постройки, достойные всяческого уважения, пусть и невысоко ценимые нами (т. е. теми, кто поклоняется искусству древних)».
Одновременно надо заметить, что в истории королевского искусства, как оно описано Конституциями, представлено отпадение народов от знания и Геометрии (что, в свою очередь, происходит среди народов с досадной регулярностью, как дается понять. Запомним эту деталь, она нам пригодится, когда мы будем говорить о целях масонства), также описано и медленное восстановление этих искусств в течении средних веков, как говорится в конституциях, «по мере сил». Напоследок названо имя единственного британского архитектора, Henry Yevele, жившего и строящего в 14 веке, и на этом история архитектуры завершается.

Может показаться странным, что в этой истории совсем не отражены архитектурные тенденции четырех последующих веков, и это порождает новые вопросы.
Также должно удивлять, что в истории архитектуры не названо имя Индиго Джонса, ставшего для английской архитектуры таким же явлением, как Шекспир для театра. Может быть, это следует понимать, что нам не так важна новая архитектура, начатая флорентийцем Брунелески как раз в четырнадцатом веке, на котором останавливается изложение истории, как важны строительные Ложи средневековья? Масонская традиция предлагает понимать ситуацию именно так, но это предложение разбивается о следующий абзац:
Посланные на поиски старых документов, то есть кодексов и уложений этих средневековых лож, обнаружили, что – далее цитата –
"Старые Конституции в Англии были спутаны, перемешаны и зачастую, к несчастью, искажены не только за счет неверного написания, но даже и многими неверными фактами и грубыми ошибками в истории и хронологии, имевшими своей причиной давность описываемого времени и невежество переписчиков, работавших в темные и безграмотные века, предшествовавшие возрождению Геометрии и древней Архитектуры, — к гневу и огорчению многих ученых и справедливых Братьев и к вящему непониманию братьев более невежественных, которым легко было обмануться. И наш покойный Достопочтенный Великий Мастер, Его Милость герцог Монтэгю, повелел Автору перечесть, исправить и переписать в соответствии с новым и лучшим Методом все Историю, Заповеди и Регламент древнего Братства. Он подверг должному изучению несколько образцов, привезенных из Италии и Шотландии, а также из различных краев Англии (пусть документы оттуда и были зачастую неверными), а также еще несколько древних образцов летописей Каменщиков".

Обратите внимание на две многозначительные детали:
- «безграмотные века, предшествовавшие возрождению Геометрии и древней Архитектуры», означает века, предшествовавшие Ренессансу. Именно итальянское Возрождение объявило программу восстановления греко-римских, витрувианских принципов зодчества, основанных на геометрии. Иными словами, это место читается как ничто иное, как объявление безграмотным и темным время готических сооружений. Чуть позже я перечислю новые принципы, прежде чем перейти к философии, отдавшей предпочтение именно им и вынудившим всю историю западной мысли сойти с пути средневековой схоластики. Неявно этот отказ от средневековой архитектуры повторяется в «исправить и переписать в соответствии с новым и лучшим Методом», а также упоминание образцов, привезенных из Италии. Эти итальянские образцы, о которых, в отличии от шотландских документов, мы знаем достаточно, проливают ясный свет на то, что же понимается под новым и лучшим, заложенным, очевидно, в основу спекулятивного андерсоновского масонства.
Дальше мы остановимся на этом, чрезвычайно интересном вопросе, сейчас же обозначим только, что начало возрождения древнего Искусства, собственно, датируется 14 веком и начинается с имени флорентийца Брунелески, продолжаясь дальше целой плеядой архитекторов, среди которых особо выделяются флорентиец же Леон Альберти, введший в обиход пейоратив «готический» (читай - варварский) и венецианец Палладио, чей стиль (т. наз. палладианство, одно из направлений возрожденческой архитектуры, на котором, среди прочих, позже строится классицизм) был привезен в Англию в начале 17 века упомянутым выше Индиго Джонсом. Этот стиль произвел такое впечатление на англичан, что архитектурный стиль сменился полностью, впрочем, как и во всей Европе того времени. Полвека спустя, когда половина Лондона погибла после Большого Пожара 1666 года, город восстанавливался по античным принципам симметрии и гармонии, а храмы, общественные здания и частные дома строились в новом, специфически английском стиле, основанном на итальянском Возрождении и французском барокко.

- вторая деталь, на которую следует обратить внимание, это добавленное в скобках замечание о неверности документов старых строительных лож. Здесь мы сталкиваемся с наиболее шокирующим противоречием между андерсоновской Конституцией и обилием современных утверждений, возводящих масонские ритуалы к средневековым уложениям. Не отрицая саму возможность наследования ритуальных деталей от средневековья, - само это нуждается в исследовании более серьезном, чем поиск внешних совпадений, - заметим, что возрожденческая мысль, выраженная в новой архитектуре, была не только отлична от мысли схоластической, но и находилась в активном напряженном противостоянии с ней. В чем состоит для спекулятивного масонства процитированная неверность старых документов, еще предстоит исследовать, пока же отметим только это противостояние между искусством Возрождения и Готики, основанного и на эстетических принципах, и на противоположных философских парадигмах.

Чтобы было понятнее, о чем идет речь, проиллюстрируем этот тезис общепринятым в истории архитектуры положением о том, что в готическом храме человек теряет себя, но находит Бога, в соборах же нового типа (восстановленных и развитых принципах античного искусства) человек, напротив, себя обретает, находясь в средоточии света и принимая свет в свое сердце и разум.

Обе эти детали свидетельствуют против фетишизации андерсоновским спекулятивным масонством средневековых гильдий, строивших готические храмы, - очевидно, эта тема была добавлена позднее. Впрочем, некоторые говорят не о добавлении, но о восстановлении концепций средневекового масонства. Все это, разумеется, надо исследовать.

Вопрос стоит следующим образом – наследует ли современное масонство ценности и эстетику средневековья либо противоположные им ценности Возрождения? Сочетает ли их, беря понемного отовсюду, или такое сочетание невозможно в силу противоположности принципов? Позже мы уделим этому вопросу самое пристальное внимание.

Итак, мы выяснили, что Конституции называют методы и уложения средневековья (вернее, от падения Римской Империи до возрождения Древней архитектуры) неверным. Может быть, и вся архитектура с геометрией во главе там представлены более скромно, чем мы думаем? Нет, на первой же странице конституции говорится о том, что масонство есть реализация геометрии, суженной до архитектуры. Само выражение «геометрия, суженная до архитектуры», весьма интересно и имеет смысл размышлять об этом не только ученикам, для которых такие размышления обязательны; пока же вернемся к парадоксу конституции 1723 года.

Следует посмотреть, нет ли в тексте Конституций упоминания о том, что же является верным с точки зрения Искусства. Такое указание находится – далее цитата: "они привезли с собой заповеди и регламенты Лож, сохранившихся со времен Римлян и настояли, чтобы Король исправил Конституции английских Лож по этим иностранным образцам".
Похоже на то, что речь идет о правлении Эдуарда III, во время которого и было установлено регулярное спекулятивное масонство. Нас, однако, сейчас должно интересовать, что же за заповеди и регламенты возобладали над готическими, отражено ли это в масонстве и с какими из них мы сталкиваемся в наших ритуалах? Противопоставление античной архитектуры, развитой и приумноженной Возрождением, и средневековой готической, - не в пользу последней, - должно быть подкреплено документами, столь часто упоминаемыми в Конституциях. Не совсем понятно, о каких привезенных текстах идет речь. Располагая кодексы средневековых английских лож, мы, кажется, не имеем сходных кодексов от более поздних итальянских зодчих, - по крайней мере, они не циркулируют в масонской среде. Найти эти документы и сравнить их лишь предстоит; возможно и то, что под итальянскими документами понимаются тексты, созданные итальянском архитекторами.

***
Итак, у нас уже есть несколько деталей, которые могут шокировать тех, кто воспринял в масонстве происхождение от средневековых гильдий – реальное или символической, сейчас не важно – и уверен в абсолютном примате строительства, определяющего весь масонский путь. Более того, все мы знаем, как только человек перестает строить себя, он, как говорят масоны, засыпает, и посещает Ложу уже исключительно как клуб. Впрочем, здесь я несправедлива – человеку свойственно терять нить и забывать себя. Было бы естественно, что масоны стремятся посещать Ложи ради того состояния пробуждения, который обычно сопровождает масонскую жизнь, а это состояние особой ясности ума мы все связываем с атмосферой созидания и готовы удовольствоваться им, даже если по дороге что-то терялось. Вопрос, однако, стоит не в том, работает ли масонство, а в том, насколько оно работает от своей проектной мощности.

Но вернемя к нашим странным открытиям. Не будем углубляться дальше в Конституцию, попробуем размотать тот клубок, который держим сейчас в руках.
Сразу можно сделать два утверждения – во-первых, в андерсоновское масонство вносились добавления и исправления, и, во-вторых, существует нечто, некий феномен, скрывающее от нас смысл возрожденчески-ориентированного андерсоновского масонства.
Добавим к ним третье утверждение – то, что кажется нам странным и непонятным, в начале восемнадцатого века, когда были написаны Конституции, было очевидно любому образованному человеку, идет ли речь о метфорах, идеях или непрямых цитатах из общеизвестных текстов. Этот третий пункт особенно важен при изучении документов; не принимая его во внимание, нечего и думать расшифровать тексты.

Очевидно, чтобы прояснить ситуацию, нам надо обратиться к контексту, в котором происходило создание андерсоновского масонства. Прежде всего рассмотрим архитектурные принципы противопоставленных эпох и посмотрим, как они соотносятся с современными представлениями о масонстве.
TBC



Subscribe

  • Венок сонетов

    Вот, кстати, о христианстве, вернее, о христианах. Есть вопрос ...хотя нет, сначала сформулирую тезис. Помните последовательность…

  • А вот, к слову, о зомби

    Случилось мне посмотреть еще один фильм (за последние годы нового вряд ли наберется с десяток, хотя кое-что из старого регулярно пересматриваю),…

  • Квантовая запутанность комара

    Примером квантовой запутанности приводят этот трюк с новой парой носков, когда один, надетый на левую ногу и ставший левым носком, автоматически…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 20 comments

  • Венок сонетов

    Вот, кстати, о христианстве, вернее, о христианах. Есть вопрос ...хотя нет, сначала сформулирую тезис. Помните последовательность…

  • А вот, к слову, о зомби

    Случилось мне посмотреть еще один фильм (за последние годы нового вряд ли наберется с десяток, хотя кое-что из старого регулярно пересматриваю),…

  • Квантовая запутанность комара

    Примером квантовой запутанности приводят этот трюк с новой парой носков, когда один, надетый на левую ногу и ставший левым носком, автоматически…