Такой человек ... из множественности станет единством

К слову о том, в чем заключаются смысл, метод и задача сапознания.
В предельном случае говорится о такой настройке внутренней оптики, которая позволяет увидеть себя как единую сущность, а не как собрание многих впечатлений, воспоминаний и влияний, беспокойных от собственной противоречивости.

Кроме такого предельного случая не существует подлинного познания себя, однако следует принимать во внимание, что для достижения подобного приходится заниматься долгим самонаблюдением, вылавливая общее в множественности реакций. Не стоит совершать усилие по рационализации этого общего, - оно находится по ту сторону рационального и принадлежит к области чистейшей метафизики. Тут следует понимать метафизику в ее архаичном, платонически-аристотелевском значении поиска начал.

Наблюдая за движениями собственной души, - на самом деле, речь о наблюдении за своей психической жизнью, - можно уловить, хоть и на переферии зрения, след того единого, единообразного и не подверженного распаду, что и является уникальным образом нашей личности.
Отсюда пролегают два новых направления. Одно из них продолжает движение к себе, вглубь и внутрь и должно быть пройдено ради того, что усовершенстовать навык наблюдения за своим неизменным и подлинным образом. Другое позволяет выйти за собственные пределы и является уже чистой трансценденцией. Это последнее становится возможным благодаря тому, что в процессе самопознания можно не только увидеть себя, но и ... дальше неразборчиво... подобное притягивается к подобному, как обозначил этот процесс трансценденции Платон, говоря о восхождении отдельной человеческой души в направлении чего-то большего.

К слову сказать, было бы куда приятнее наблюдать за другими людьми, не обдирая свои чувства о жалящие воспоминания, но такой возможности у нас нет. Другими словами, для восхождения к метафизическим началам мира у нас нет иной колесницы, чем наблюдение за самим собой. По крайней мере, это так, если только мы не готовы поступиться опытом, данным в ощущениях и порождать понимание путем исключительно рассуждения; такой путь, предложенный Аристотелем, развитый схоластикой и продолженный позже многими достойными людьми, разумеется, имеет свое право на существование, но он настолько мне чужд, что мне совершенно нечего о нем сказать.

А вообще-то всего лишь хотела поделиться формулой,
которую сейчас прочла в "Послезаконии" Платона, о преодолении человеком собственной множественности ради достижения единства с самим собой. Правда же, мысль дивной красоты и точности?

Ну и совсем уж заметка на полях - исходя из того, что подобное единство есть полное блаженство, пусть и краткотечное, ничего удивительного, что те, кто идет по пути опыта (получая блаженство в анамнез)и те, кто идут по пути рассуждений (получая туда же что-то другое), друг друга не понимают. Не исключено, что большинство противоречий западной культуры (а другой у нас нет) связано с этим изначальным противоречием в способе восприятия себя в мире.

Кто был ничем, тот апроприирует все, что может

В толще народа существует представление, что мифология присуща любой культуре и любому этносу в начале его развития. А нет, оказывается, это не общее правило, - как пример приводят римлян, у которых мифология появляется поздно и в форме греческого заимствования. Мифология, в свою очередь, есть проявление поэтического восприятия, на которое у похитителей чужих коз и жен традиционно не нашлось ресурсов.

Можно додумать самостоятельно, что у них и поэзия развивается до неприличия поздно, опять же, под влиянием греческих поэтов. Что же, этот народ был лишен всякого поэтического слуха? Что же, их двигателем было одни только тщеславие и практицизм?
Ну, что римляне были сосредоточены на себе, не новость, но отсутствие у них природной музыкальности...хм. удивительно, да, хотя ведь лежит на виду.

И вот такие люди провели культурную апроприацию, и никто ни слова против, сплошные овации. Так подумать, можно и не огорчаться из-за нынешнего размывания западного канона, не в первый раз и не во второй. Что-то потеряют, что-то сохранят, где-то приумножат, все как всегда.

Равнозначны ли душа и сознание?

В философии Платона, как известно, душа является одним из центральных понятий. Не только у него и не только в античной философии, но меня сейчас озадачивает именно душа в платоновой философии, - вернее, одна сложность, которая возникает при комментировании его диалогов на испанском языке.

Испанская культура настолько подверглась влиянию церкви, что для испанца, не занимающегося философией, концепт души имеет отчетливый христианский оттенок. Это в свою очередь влечет сильные эмоциональные проекции, иногда весьма негативные, поскольку католичество здесь многими воспринимается как репрессивный институт.
Можно ли заменить концепт души в данном контексте на сознание? Все во мне противится этому, но логика говорит, что можно.
У души и сознания разные коннотации и разные культурные референции, более того, такая замена мне представляется надругательством над историей мысли.
В то же время душа, по Платону, ничем не отличается от сознания, как его сейчас понимает обыденная метафизика.
Оно, то есть сознание, точно также неуничтожимо, едино, обладает способностью к самосознанию и пониманию, связано с восприятием и интеллектом, а также своим присутствием отличает живое от неживого.

Возникает дурацкая дилемма, - чтобы донести платонизм до моих слушателей, мне нужно совершить подмену терминов. Одновременно это убивает традицию и искажает историю философии, - ну нет, на это я пойти не могу. Но тогда они воспримут все через свои застарелые фильтры...
Но вчера. Но по три. Что делать-то, люди добрые?

Звездное небо курильщика

В дайджесте ИП промелькнула мысль человека, который проходит модель зведного неба (на экране компьютера, надо полагать), и чем ближе приближается к центру Галактики, тем сильнее ощущает ничтожность человеческого существования и размеров человечества. Ну, как-то так, не дословно, а по смыслу.
Я, конечно, тут же вспомнила известное место у Платона, который говорит -опять же не дословно, но близко к тексту - примерно следующее: наблюдая за движением звездного неба, человек постигает гармоничное устройство Космоса и приближается к философии. Приблизиться к философии, уже не только по Платону, но и в целом по античной мысли, означает приблизиться к счастью.
В другом месте, кажется, в Государстве, Платон говорит о том, что правителям желательно наблюдать за звездным небом, чтобы проникнуться идеей созразмерности, красоты и величия. Тут надо представить себе ночное небо южных широт без подсветки по всему глобусу. Лучше даже посмотреть фотографию, чтобы понять, о чем была речь, совсем же не то, что видим мы.


Что бы сказал Платон, дай ему компьютерную модель неба и возможность перемещаться по нему? Ура, наверное, сказал бы. Мои догадки о бесконечной гармонии подтверждаются, сказал бы. Теперь не страшно жить и умирать, сказал бы он, - созерцая безупречное устройство мира, в которое включен и человек.

Похожее расхождение можно наблюдать и в рассуждениях о природе божественного, - на одном полюсе ощущают собственную малость при созерцании вечного, с другой, прямо напротив, такое созерцание приносит покой и веру в благополучие всего, включенного в орбиту величия. Как говорится у поздних неоплатоников и некоторых гностиков, человек, находясь в тварном мире, продолжает дело Бога по воплощению идей в бесконечном многообразии форм.

В ту же строку: гностицизм принято разделять на пессимистичный и оптимистичный его варианты. Пессимистичный гностицизм не любит материю с ее изменениями, "все меняется только к худшему", вещный мир это зло, а трансгендеры те, кто наслаждается жизнью, мировое это зло умножают. Позитивный гностицизм сохранен в так называемом герметическом корпусе, развивался Возрождением под слоганом "Величайшее чудо есть человек", - в особенности чудесно то, что именно человек наследует созидательные способности Демиурга, - и при опоре на неоплатоников.

Наконец, весь корпус платонической мысли проводит связь "звезное небо - абстрактная мысль - математика - порядок и гармония"; звенья этой цепочки можно дописывать и переставлять в любом порядке, сохраняя, однако, первенство наблюдения за звездами как источник вдохновения.

С чем связано такое разделение людей по лагерям пессимистичной астрономии и оптимистичной, точно сказать невозможно, однако это разделение весьма чувствительно и охватывает большие пространства мысли.

А вот какую красоту нашла у Макробия

- Любопытное определение государства по Цицерону в комментариях Макробия на его "Сон Сципиона":
собрания и объединения людей, связанные правом [iure], что называются государствами [civitates].

То есть разные системы прав связывают и определяют разные государства. Ок, это логично, берем.
И выводы здесь логичные - когда объединения людей нет, а право (законы) есть, то это не государство, а система принуждения.
Если же объединение есть, по языку там или по территории или еще так или эдак, а право, сиречь закон, не связывает входящих в него, то и это не государство, а не знаю что...дикое состояние?

Наконец, как определить феномен людей, не входящих в объединение и не связанных его законами, но формально приписанных к нему? По всему выходит, что к государству они отношения не имеют, это какие-то отдельные от него группы. Маргиналы? Властные структуры? Маргинализированная власть?

Какое четенькое определение и сколько полезненьких приложений к нашей жизни.
Главное следствие, впрочем, то же, что превалирует в последнее время среди всех следствий: чем дальше мы углубляемся в будущее, тем хуже выглядит недостаток знания. По себе чувствую каждый день, но то мои личные трудности, глядя же вокруг, вижу, какой морок наводит этот недостаток на всех. Не симптом ли это информационного общества?

Вот какие огурцы продаются нынче в магазине

Сегодня Мартин признался, что его дочь выращивает марихуану в квартире, ритуально следя за тем, чтобы всегда было ровно сто растений. Электричество при этом, конечно же, проведено мимо счетчика.
Выращивание марихуаны на продажу у нас такое же распространенное занятие, как в русских деревнях варка самогона.
По этому поводу вспомнилась дивная история:
В разгар карантина, в апреле прошлого года, один молодой человек из цыганского квартала Севильи решил взять свой красный спортивный БМВ (что еще может быть у юного цыгана, если он единственный сын своей мамы) и погонять по ночным улицам. На выезде из квартала его остановила полиция, и он, испугавшись и потеряв голову, сбил одного полицейского, протаранил их машину и стал уходить дворами. Полицейские, разумеется, бросились за ним.
Видя, что их машина догоняет, цыган - ну, скажем, Алонсо, - бросил свою приметную бээмвэшку в каком-то дворе и забежал в подъезд. Полиция не успела увидеть, в какой, поэтому вызвала подмогу и стала проверять весь дом.
Оказалось, что дом принадлежал влиятельному цыганскому клану и был отдан под разведение марихуаны, - каждая семья, что там жила, растила свои сколько-то растений, ну, скажем, двадцать.
Клан этого садоводческого товарищества с давних пор был в давней вражде с кланом Алонсо; отец Алонсо умер при непонятных обстоятельствах в тюрьме, мать Алонсо по имени Пачита (вульгарное уменьшительное от Франчески), известная своей скандальностью во всем квартале, утверждала, что в смерти мужа виновен именно тот, садоводческий, клан, так что пострадавшая сторона, потерявшая свои плантации, объявила, что Алонсо специально навел на них полицию и поклялась его убить.
Теперь Алонсо отказывается выходить из тюрьмы, а в квартале, - цитирую дословно последнюю фразу газетной статьи,- несмотря на карантин и патрули, по ночам звучат выстрелы.

Когда я по эмигрантской безработице работала в фирме "ясновидение по телефону", у меня была пара-тройка постоянных клиенток из цыганок, которые рассказывали про их цыганскую жизнь. И вот знаете, с одной стороны, там бесконечные страсти, подобные этой истории, а с другой во всем этом есть рутина и замкнутый круг; эмоции и инстинкты настолько преобладают над разумом, что ничего привлекательного в этой цыганщине и не остается. Хотя, конечно, очень зрелищно.

https://www.facebook.com/DancefloorGeneva/posts/3072889842945428/

Любовь веет, где хочет

Слушайте, какую мне историю рассказали, сплошной восторг.
У нас здесь появился человек, по имени Мартин, нанимается помогать в садах и по ремонту. Работает как зверь, но выглядит не на свои пятьдесят девять, а на все шестьдесят восемь. Как-то пришел к нас с семнадцатилетним сыном, работящий и милый мальчик, но говорит, как одесский биндюжник, - ну, как я себе представляю биндюжников. То есть никакого гламура в семье не присутствует, ни малейшего.

Тут выясняется, что у Мартина с женой семеро детей. Можно себе представить, как должна выглядеть жена разнорабочего с семью детьми, часть из них погодки? уж точно не ожидаешь от нее романтических отношений и любовных страстей, верно же?
Но не тут-то было. У жены новый муж, а Мартин живет с ними, в их новом доме.
Это какая же должна быть любовь, чтобы женщина с семью детьми, глубоко за сорок, оставила мужа и ушла к другому человеку. Да чтобы вообще на любовь нашлось время и желание! И как же другая сторона должна ее возжелать, чтобы жениться, несмотря на всех детей, купить ей дом и взять туда жить ее бывшего мужа.
Умом испанцы особо не блещут, но что-то такое этакое в жизни понимают.

Вот бы здесь пригодилась бы соционика... или другая какая астрология

Не первый раз мне пеняют - "у вас концепт отрицает существование индивидуальных личностей и их границ". Это о том, что если Ум всепроникающ и самосознающ, миль падон за жутенькое причастие, то он нам чуть ли не наездник, и где же тогда сам человек и его свобода воли.
Всепроникающая сила гравитации тем временем никого не пугает... ну ладно, она себя не разумеет, потому и не пугает; а Дух Божий не проникает? Не осознает себя?прерывен ли, раздается ли свернутыми пакетами?
Чем отличен от греческого Нуса, кроме коннотации?

Поясню. Христианский Дух трактуется как ипостась, в нем акцентирована не разумность, но что-то другое. Мне сейчас не важно, что именно. Нус, то есть мировой саоосознающий разум, служит его прообразом и патроном, насколько я понимаю заимствования раннехристианской теологии из неоплатонизма. Как учили мои флорентийцы, христианство вообще не об этом, - поскольку все было сказано задолго до - а о завершающей фигуре Христа, как воплощенной любви, предсказанной Платоном и уже им названной мостом (Платон говорит об Эросе и это может смутить; вопрос терминологии, с которой надо разбираться). Все это очень красиво и даже безупречно, но сейчас и не об этом.

Замечаю, что то, что в христианстве воспринимается вполне безтрепетно и даже с глубоким удовлетворением, в неоплатонизме вызывает вопросы.
Я даже видела, как его упрекают в манихействе, в полном противопоставлении духовного и телесного, хотя это совсем уж безграмотно.
Представители другой стороны точно также наблюдают в христианстве то полное умаление индивидуальности, то анафему в сторону земных удовольствий, доходящую до изуверского манихейства; в этом случае с большим основанием, поскольку имеем дело уже не с философией, а с культом, который одним движением руки преобразуется в репрессивный механизм. Виновата, конечно, рука, а не культ, но кто ж там разбирается.

(И тем не менее. Какое все же великое изобретение этот ваш ЖЖ. По замечаниям, брошенным вскользь, по репликам, которые вроде и ни о чем, все больше понимаю, на чем надо сосредоточить исследования и какие мифы о неоплатонизме владеют умами. Вот бы еще найти руководителя для диссертации, но пока что никого, кто бы занимался моей темой, в российской философии не наблюдается. Ну или совсем молодые и далеко от Москвы. Уж не перст ли это судьбы и не подкрутить ли тему в сторону бергсонианского интуитивизма? Здесь есть кто-то, кто в этом разбирается?)



Да, и главное-то, с чего все и началось - о потере индивидуальности. Вот ведь говна глупость какая.
Когда весь неоплатонизм, прямо напротив, про становление себя как личности.
Впрочем, за весь не скажу, всего я не читала, но у Плотина, кажется, это один из основных мотивов, и чуть ли не самый красивый, на мой взгляд: "Непрерывно наблюдая за собой, душа постигает себя" (цитпопам).
Что автоматически переносится с мировой души на ее частные проявления в виде индивидуального сознания.

Масонское Око, по масонскому же убеждению, как раз про то самое, про способность к непрерывному самонаблюдению для все более точного постижения себя (с вытекающим отсюда переформатированием и безконечным уточнением нюансов онтологии, завершающейся поправками в конструкции). Ну и, перефразируя Тейяра Шардена, про которого мне вчера напомнили, -
- Лучше воспринимать, чтобы лучше себя помнить
- Лучше помнить, чтобы лучше себя понимать
- Лучше себя понимать, чтобы лучше быть собой
- Лучше быть собой, чтобы лучше жить

На вопрос,что это за лучшежить такой, следует отвечать, как принято у испанцев: А! В этом-то и фокус!

Великое Ничто и метод как его эсхатологический принцип

Нам пишут:
- Достаточно ли разумен твой разум (которого культ) чтобы осознавать собственную ограниченность? -
и тут я резко понимаю, что
в словах ЗАПАДНЫЙ КАНОН людей настораживает не столько, что он ЗАПАДНЫЙ и не столько, что он КАНОН, как этот самый культ разума, имплицитно в нем содержащийся. Конструктивного разума, уточним, хотя вначале был самоосознающий ум, но понятие уплотнялось, уплотнялось, пока не воплотилось в методическом аватаре непрерывного созидания. По дороге там потерялся концепт демиургического могущества человека, но это временно, просто фаза такая.

Дальше я чего-то не понимаю. В смысле, не понимаю, что тут можно не понимать.
Вроде бы очевидно, что когда об уме говорят в превосходной степени, то подразумевают не его узкие инструментальные возможности, как способность к счету, а предельную ипостась - самосознание.
Вместе с таким древним и почетным занятием, как самоосознавание.
Разве не очевидно, что взятый так, разум не имеет ни пределов, ни времени, и является одним из качеств Единого? Единого бытия или единого Сверхсущего; как мы их понимаем, и все вокруг этого, - отдельная история, нам сейчас важен только один ее аспект, - ответ на вопрос, разлито ли сознание по миру, или мир является одной лишь пустой консервной банкой, в которой образовалось немножко плесени? От нас ни от кого не убудет, если жизнь есть плесень, но мира было бы жалко, так что идею пустой консервной банки мы решительно отвергаем, и самоосознающий разум воцаряется в нашей онтологии.
Такой разум, сиречь Нус, есть главная отличительная черта античного монотеизма, и главный же принцип Западного канона, хоть и выраженный неявно.

Самоосознание, следовательно, разлито во всем, что живо, а живо, по этому взгляду на вещи, все. Хотя можно подумать, что камень обладает самоосознанием гораздо более туманным и смазанным, чем орел с его зрением или волк с его нюхом.
Дальше, насчет человека. Наше самоосознание только частично выстраивается на пяти чувствах, частично же - на памяти и ее вспышках; детство приобретает сакральное значение, поскольку это время наиболее яркого восприятия и поставщик запасов для памяти. Молодость, разумеется, тоже. Культ молодости, перешедший куда-то не туда, изначально связан, по-видимому, с остротой восприятия. Море, искусство, секс и некоторые виды спорта тоже. Правильная литература плюс хорошие запасы памяти любому человеку наведут резкость пребывания в мире не хуже всяких веществ и субстанций. Добавить сюда относительную свободу от голода и болезней, и вот то самое качество жизни, к которому должен бы стремиться каждый разумный человек. Но,как говорил один литературный персонаж, - все же не могут, а некоторым и не приходится.
Это к противопоставлению подлинной античности и поздней схоластики, густо замешанной на скудости восприятия.

Культ знания к такому культу разума имеет отношение довольно опосредованное. В некотором смысле они разведены, как и должны быть разведены технология и онтологическая вера.
Впрочем, возможно, что знание и метод выступают как эсхатология при культе самоосознающего, самосозерцающего разума. Раз голод, война и болезни отвлекают от созерцания, то знание и метод, уничтожающие их, равны спасению души.
Есть другая стороны знания, непосредственно в смысле фундаментальных наук, но она входит в божественный атрибут самопостижения миром самого себя.

Занят ли этот идеальный всепроникающий разум чем-то еще, вот вопрос. Принято думать, что да, прежде всего по результатам, но я бы на его месте не стала. С другой стороны, кто меня спрашивает.

Вы прослушали краткое изложение основного положения неоплатонизма. Дальше идет порождение всего от избытка собственной мощи, как было процитировано несколько постов назад из Плотина, - то есть непосредственно созидание, то есть Ordo av Chao, то есть непрерывное про противостояние с энтропией, но там уже все очевидно.