Антимасонский заговор как зеркало современного средневековья

Существует целый ряд интерпретаций масонского проекта. Вот несколько самых популярных
- масонство как проект эпохи Просвещения, с упором на прогресс и счастье всего человечества
- масонство как наследие строителей готических соборов, с упором на оперативное строительство; оттуда, как правило, близко до трансценденции, то есть перехода на личный мистических путь
- что-то невнятное, но популярное о выживших тамплиерах и их секретах
- что-то более внятное, но менее популярное о связи масонства и розенкрейцеров
- конспирологические истории о рептилоидах и сионистах добавляю отдельной строкой для ровного счета

Очевидным образом зияет отсутствие строки "возрожденческий проект". Я не буду сейчас аргументировать ее необходимость, просто скажу, что как только начинаешь рассматривать такую возможность, все остальные осыпаются и развеиваются. Декларируемые внутри масонского сообщества ценности именно внутри Возрождения сформулированы, отшлифованы и снабжены методом...с потерей этого фокуса формулы остались, методы же постепенно размываются. С резкой потерей классического образования и формулы становятся все сложнее прочесть, люди ищут расшифровок то в готике, то в Просвещении, то в алхимии, то в эзотерике, и, естественно, их там не находят.

Надо сказать, если бы масонство работало в полную силу, всюду уже был бы коммунизм и царство божие, и лев бы возлежал рядом с агнцем. Ну, на самом минимуме было бы одно огромное общество "Знание", а дальше по способностям. Но когда в этом мире что-то работало, как должно? всегда придут люди и все испортят. Да хотя бы судебная система если бы работала верно...или медицинская...но эти уже не моя печаль, я вот разбираюсь с масонством.

Конечно, это выпадение из сферы внимания возрожденческого генезиса мой взгляд приковало намертво. Возникает впечатление, что на каком-то шаге возрожденческая парадигма была подменена готической. Так действительно случилось, но стоял ли за этим злой умысел или естественные приливы и отливы истории, совершенно неочевидно.

Признаюсь, у меня не идет из головы мысль о провокации со стороны иезуитов. Их вражда с масонством и борьба за влияние - вроде бы общее место; а если бы я хотела сделать масонство бессильным, я бы именно вбросила средневековую легенду, обнулив все достижения возрожденческой мысли. Универсальная религия, неоплатонизм, построение себя как здания, изучение геометрии как подготовка сознания, гуманитарный канон как обязательная программа, вообще вся эта сосредоточенность на человеке, пока он перерастает из гусеницы в бабочку, - все это обнуляется идеей средневековья.

Я, конечно, воли себе в такой конспирологии не давала, а решила посмотреть, что по этому поводу понаписано в научной среде. И что вы себе думаете? Буквально в несколько шагов нашла, что в Университете Сарагоссы существуют Центр исследования истории масонства, который возглавляет иезуит.
Но как?
Как??!
И это я не задавала в поиск слово "иезуиты", а только "freemasonry".

Что этим обществом понаписано, история отдельная. Я только начала читать, но бездны открываются темнейшие и забавнейшие. Ничего не отрицается, ничего не оспаривается, есть впечатление добросовестных университетских исследований, - которые, само собой, потом, другими исследователями и самими масонами будут автоматически повторяться. Со всеми вписанными туда искажениями, вроде привязки к католической мистике (происхождение от бенедектинцев сейчас вдруг стало модной темой. Это вообще можно выдержать? Как эти моды распространяются? Прямо не хочешь, а поверишь в общее инфополе и возможность вбрасывать туда напрямую). Искажения и умолчания даже при первом взгляде составляют основу текста, - вроде бы университетского и реферируемого, но кто его оспорит? Тема-то не из самых популярных.
Пребываю по этому поводу в изумлении и некоторой растерянности. Такие дела.

Масонство & методология Щедровицкого

Между прочим, с живым масонством я познакомилась следующим образом:
Попав в Испанию, несколько лет я пыталась найти что-то похожее на ММК, какое-то интеллектуальное сообщество, в котором культивируется метод работы с мышлением. Рано или поздно так и должно было случиться, что нашелся человек, который сказал - "точно такого не обещаю, но есть нечто похожее...". Сначала, правда, мы, как настоящие тимуровцы, подобрали, накормили и устроили на работу человека в отчаянном положении, оказавшегося оттуда.
Эта параллель снова вспомнилась, когда в Конституциях 1723 года (не то чтобы я раньше их не читала, но что я тогда понимала? Меньше, чем ничего) встретила на первой же странице " свести элементы Геометрии к методу, и сия достойная Наука, таким методом суженная, легла в основание всех искусств (в особенности Каменщичества) и стала законом, посредством коиего все они управляются и работают.".
Методология Щедровицкого становится любопытной вариацией того же культа метода, в котором за основу берется логика математического (не схоластического) рода, но вычеркивается все метафизическое. Методология в условиях отсутствия души. Звучит плохо, но с метафизикой было бы хуже, все бы заполонили самодеятельные теософы. Масонство Андерсона, в свою очередь, вычеркнуло христианство из старых кодексов; вместо них, правда, встроили универсальную религию, скрепленную этикой.
Возможно, именно этической составляющей и не хватило в ММК, в остальном ведь очень похоже, вплоть до символьного алфавита, у методологов замененных на схемы.

Первый подход к коню

Ниже лежит первый из текстов, которые я должна озвучить в записи на испанском языке. Далеко не всем интересно, так что даю краткий пересказ:
Традиционно масонство связывают со средневековыми строительными товариществами, но в первых Конституциях от 1723 года средневековая архитектура осуждается как варварская и ошибочная, а правильным Искусством названы древние отбразцы, кульминирующие в римском зодчестве и развитые Ренессансом. Это противоречие разбирается как введение в философские основания масонства, в следующем тексте пройдусь по соспоставлению масонских и архитектурных принципов от двух эпох.

Написано для испанского слушателя, иногда очень наивного, есди кого-то удивит некоторая инфантильность текста. И это мне еще придется упрощать его при переводе и делить длинные фразы на части. Ну, реальная жизнь - не кружок у ИП., никто и не обещал.



Collapse )

Комментарии к комментариям

Два интересных момента по предыдущей теме.
С одной стороны, задают вопрос - вот, скажем, верующий человек, любит и уважает свою жену, а ей хочется чего-то особенного в сексе, что его религия никак не позволяет; как договариваться, вроде ведь нерешаемая дилемма.
Отличная постановка вопроса, можно обозначить еще одну подложку, договороспособность с самим собой.
Ну или просто честность. Всем приходится выбирать, что мне важнее, - принципы, высокие идеи, семейные отношения, самоуважение, недостающее добавить. Хорошо, когда за тобой есть моральное право выбрать самому, называется самоуважение, воспитанное с детства. Потом приходится еще простраивать новые ситуации, с одним расстаться, на другое подписаться, в третье вникнуть.
Интересно то, что все эти движения души срабатывают только при искренности перед самим собой, насильно ни в религию, ни в странные сексуальные практики не войдешь, - это же какая должна быть степень доверия окружающих, чтобы было не страшно опускаться в те глубины подсознания, где лежат ключи к самому себе, и какая уверенность в праве быть собой, чтобы добровольно отказаться от одной из важных своих составляющих.
Представляете глубину корней дерева?- демократия и свободы только верхние ветви, ну, может, цветы и плоды. Все это опирается на гражданское общество, проницаемое практически абсолютно (не смешивать с экономической пирамидой; в том-то и радость и сладость, что они разделены). То, в свою очередь, опирается на договороспособность, прежде всего в отношениях, эта последняя - на взаимное приятие, а то, в свою очередь - на опыт приятие себя. Иначе говоря, на способность делать выбор, каким быть и какую часть себя реализовывать и когда.
Я не претендую на описание механизма, только прикидываю, как это может работать. Настаиваю же лишь на одном - эта реальность в принципе не постигается снаружи, как опыт, скажем, любви не коммуницируется человеку с Аспергером.

Вторая деталь вроде мельче и противней, но на деле имеет такой же вес в непонимании процессов западного мира. Ко мне в предыдущую тему зашла какая-то барышня или даже две, или это и не барышни вовсе, да и не важно. Там другое поразительно, агрессивная категоричность, с которой я и в России не сталкивалась живьем. Ну, повезло просто, или такое слепое пятно.
Так вот, есть такой момент. Я же говорила, что в западном обществе есть некий процент маргиналов, очень небольшой, на самом-то деле, немного процентов сверху экономической пирамиды и немного снизу. То есть это и не пирамида уже, а ромб, самый широкий слой в середине, но это вроде и так все знают.
Так вот, агрессивная категоричность, подобная той, что тут мне продемонстрировали - неотъемлимая часть беднейших маргиналов. Они и в маргиналы выпадают из соображений, что никто рядом не хочет терпеть такое, ни на одной работе, ни в одной компании не удержатся.
Представляете, как это выглядит при межкультурных пересечениях, на этот раз изнутри старой культуры (не обязательно западной, что в России, своей не сохранилось? В резервациях, в постапокалипсисе, но есть же еще)? Как разборки кавказких группировок в Москве, - какие-то полудикие люди, считающие агрессию твердостью духа, выпадающие из контекста столицы, выглядящие там странно и неуместно.
И ведь это было выпестовано довоенной советской культурой, все тогдашнее кино полно образами огненной пролетарской молодежи с такой вот непримиримой позицией. Надо же, как архетип подняли снизу и ввели в обиход, и как он продолжает плодоносить да в каких масштабах.

(no subject)

Нагло пользуясь магией коллективного разума, обращаюсь к сообществу - сами мы не местные а можно нам сейчас хорошего дождика? А то за горизонтом грохочет, и по прогнозам обещали, но вот никак до нас не дойдет.

Да, я к чему это, - уточнение по поводу договороспособности. Тут явно имеет место быть расхождение теринов. Взаимное принятие решений, выполнение обязательств, исполнение обещаний, все это, конечно, в России есть, как не быть. Иногда и побольше, чем в легкомысленной Испании.
Договороспособность - термин, конечно, так себе, тут еще надо искать что-то более подходящее. На уличном испанском это звучит примерно как "не впутывать в плохие отношения", а официального слова даже сразу и не соображу, думать надо.
Смысл же истории в следующем.
Как гражданское общество опирается на договороспособность, так и она, в свою очередь, опирается на инстинктивную доброжелательность.
Говорить с человеком больше двух минут и не обменяться с ним порцией тепла - удел психически нездоровых людей, в понимании абсолютного большинства.
Тут очень много внутренних структур, белых мест и отдельных коридоров, как и в любом социальном здании, но, в целом, эта потребность взаимного эмоционального тепла цементирует Старый Свет и предохраняет от разрушения.
Все остальное, - и договороспособность, и гражданское общестов, и демократия, - надстройки над этой потребностью.
Сравнить могу только с историей про Кувейт, где все принадлежат к одному племени настолько, что, когда там нашли нефть, прибыль разделили на всех жителей. Элита осталась, но бедных уже нет. По крайней мере, такая история существует для внешнего мира, но по всяким третьим признакам, она вполне достоверна.
Вот бы и в России так сделали, правда?
В Европе то же самое происходит с взаимной заботой, она каким-то магическим образом делится на всех. Что не делает всех счастливыми, само собой, это уже другая история. Историй про то, что всем на всех плевать, я тоже слышала предостаточно, хотя только в сети, в жизни работает принцип взаимности.
Это уже отдельная тема, почему одних любят больше, чем других, и не будем об этом.

Когда у самого бедного земледельца есть, наконец, множество механических рабов

Есть одна тема, о которой давно хочется высказаться, но совершенно не хочется писать о ней, хорошо идут мои возрожденческие исследования и жалко отрываться.
Так что очень коротко и без подробностей.
За последний месяц в нескольких разных ситуациях случился разговор о гражданском обществе.
Если кто пойдет смотреть, что это такое, в Википедию, не поленитесь, сравните статьи на русском и английском. Разница существенная, хоть и не в определениях.

В двух словах, гражданское общество способно к самоорганизации, легко создает и использует механизмы контроля государства, обладает существенными программами социальной помощи и имеет очень слабые классовые перегородки, несмотря на четкое экономическое разделение между стратами.
Выпадают из него верхние и нижние, скажем, пять процентов, то есть маргиналами становятся самые богатые и самые бедные, поскольку ни те ни другие не участвуют толком в социальных процессах.
Это само по себе не очень интересно и фактически является абстрактной теорией, - поскольку одни, живущие за его пределами, не верят в его реальность, а другие, живущие внутри него, не понимают, как может быть иначе. Вот это верю-не верю мне и кажется самым важным.

Вся история с гражданским обществом опирается не на закон, не на справедливость, не на социальные методы и все такое, а на договороспособность. Западный мир может делать самые странные, с точки зрения русских, вещи, поскольку договороспособность его населения настолько тотальна и всеобъемлюща, что обкатывает любые феномены с острыми гранями.
Тут надо было бы дать примеры, их число бесконечно, но, может быть, в другой раз.
Понятно, что гражданское общество является более важным принципом демократии, чем выборы, поскольку правительства реагируют на гражданские инициативы самым гражданским же образом. Банковские работники, чиновники налоговой, полиция, - все они прежде всего идентифицируют себя как участника отношений, в которых есть правила, ими самими одобряемые - да что там, они сами их и продолжают вырабатывать, - и только потом профессия. Правило "не навреди" есть, одно из самых актуальных, наверное, а правила "не нагруби" уже нет, за ненадобностью.
Но!
Это совершенно невозможно схватить умом изнутри русской действительности. Такую недоговороспособность, как демонстрируют русские, независимо от происхождения и воспитания, можно увидеть только в Африке.
Возможно, не все русские, а только из центральной и северной областей. Украина, правда, тоже как Африка в этом отношении, - обо что и сломался Майдан.

Есть среди русских, вернее, среди москвичей (за других не знаю) только одно безусловное исключение. Ангельски добры и совершенно договороспособны те, кто состоялся сексуально. Что, понятное дело, большая редкость.
Не обязательно прошел все лабиринты страсти, может быть, просто удачный брак-другой. Состоялся сексуально, любит и любим, не пьет, не слишком беден и не слишком богат, не тщеславен и не завистлив, и вообще может пройти через игольное ушко, но бывает.
Это очень смелое обобщение, понимаю, и сразу допускаю, что могут быть исключения. Ну, пусть будут и исключения, вдруг у кого-то характер хороший сам по себе, вне сексуальной коннотации, почему нет.

С другой стороны, люди из образованных семей, родившиеся до революции, были в высшей степени договороспособны. По сути, они ничем не отличались от западной публики, но их дети уже совсем другие, уже потеряли себя под гнетом гегемонии пролетариата, уже вкусили анархии.

На южных перефериях империи договороспособность сохранялась гораздо дольше, даже и не знаю, когда ее стали утрачивать и утратили ли до конца. Ну, географически все неоднозначно, так что вернусь к центральным и северным регионам России, здесь проблема достигает, наверное, планетарного максимума.
Это можно видеть в семейных отношениях. Война между супругами, кажется, нормальное состояние у слишком многих семей; были крепкие дружеские связи, на них последняя надежда.

Без всяких выводов и морали; мне кажется, удалось ухватить проблему глобального непонимания Запада современной Россией; гражданский долг велит изложить.

Ну и все, собственно, пойду дальше к моим чудесным поздним возрожденцам. Первую главу , как обещала, скоро выложу, хотя она взяла и распалась на несколько отдельных глав. Что хочет, то и творит, куда деваться.

И еще о магии

Стоило вчера набраться духу и пожаловться вслух, все безобразия прекратились.
Сначала, правда, Лиза свалила мне на руку бревно, но только в одном пальце трещина и даже и не больно. Зато атаки на Гусика прекратились и вообще она наконец ведет себя как бассет, а не как фокстерьер.
Магия общественного бессознательного работает в жж по-прежнему, ура.

А я тем временем написала первую главу для "Философских оснований масонства". Предназначено вообще-то для испанского подкаста, но сначала все равно пишу по-русски, так что как подредактирую, так и выложу сюда.

О неотвратимости предопределенного

Завести трех бассетов и назвать их Клото, Лахесис и Атропос. Или хотя бы переименовать Лизу в Ананке.
Мне говорили, что бассеты упрямы, говорили же. Но я, самоуверенная дура, думала, что интеллект и постоянство могут победить все. Не все, оказывается. Не зря у греков богинь судьбы была добрая дюжина, понимали люди, в какой мир попали.

Так-то интеллект и настойчивость (мои) дают определенные плоды. В свои неполные полгода Лиза знает десяток слов, не меньше. Первым словом стало "кушать", как это бассетам и положено. Магическое слово, просто магическое, им буквально можно творить чудеса с самой упрямой собакой. Собачьи печенья вообще торжество челоческого гения, знай держи всегда в карманах и не забывай выдавать за каждый подбег на призывание. Даже когда на прогулке в холмах она пошла по кабаньему следу, стоило только позвать, и вот уже летит, уши по ветру, лапы земли не касаются, улыбка как на хеллоуинской тыкве, в глазах восторг. Добрым словом и собачьим печеньем, как говорится, можно достичь высочайшего взаимопонимания.

Но! Но! эта, не знаю как сказать, собачья дочь полюбила кусать старенького доброго Гусика за лапки. Гусик больше ее в четыре раза и никогда в своей жизни не повышал голос, но теперь истерически кричит, когда она приникает к нему и начинает грызть его щиколотки и хвостик, смеясь, как не в себе. Ну, натурально, мы закрываем дверь в спальню, перекрываем доступ к этим садистским играм.
Так вот, природа бассета такова, что когда он не может получить желаемое, он расстраивается. А когда Лиза расстраивается, как оказалось, у нее расстраивается и желудок. На вход и на выход, что усугубляет.
Ну, я бы тоже расстроилась, если бы меня не пускали в родную спальню, но не настолько же.

Мой взлелеянный цветник на террасе, со всеми его клематисами (три сорта, между прочим), левкоями, розами и душистым горошком, все это изобилие и красота становится очень, очень грязным.

Собственно, вопрос - никто не знает, существуют ли для собак что-нибудь вроде защиты для регби? Может, хоть выкройка где есть? Оденем Гусика в кожанные щитки и пусть развлекаются, раз уж судьба так неотвратима.

Филологическое

Чем больше времени читаешь всяких платонов и плотинов, тем яснее проникаешь в дела большого мира и тем больше озадачивают мелкие флуктуации.
Вот и сейчас возник вопрос - лобзик и лобзать однокоренные слова или нет? Если нет, то почему, а если да, то что за слово было вначале?

"Такой человек ... из множественности станет единством"

К слову о том, в чем заключаются смысл, метод и задача сапознания.
В предельном случае говорится о такой настройке внутренней оптики, которая позволяет увидеть себя как единую сущность, а не как собрание многих впечатлений, воспоминаний и влияний, беспокойных от собственной противоречивости.

Кроме такого предельного случая не существует подлинного познания себя, однако следует принимать во внимание, что для достижения подобного приходится заниматься долгим самонаблюдением, вылавливая общее в множественности реакций. Не стоит совершать усилие по рационализации этого общего, - оно находится по ту сторону рационального и принадлежит к области чистейшей метафизики. Тут следует понимать метафизику в ее архаичном, платонико-аристотелевском значении поиска начал.

Наблюдая за движениями собственной души, - на самом деле, речь о наблюдении за своей психической жизнью, - можно уловить, хоть и на переферии зрения, след того единого, единообразного и не подверженного распаду, что и является уникальным образом нашей личности.
Отсюда пролегают два новых направления. Одно из них продолжает движение к себе, вглубь и внутрь и должно быть пройдено ради того, что усовершенстовать навык наблюдения за своим неизменным и подлинным образом. Другое позволяет выйти за собственные пределы и является уже чистой трансценденцией. Это последнее становится возможным благодаря тому, что в процессе самопознания можно не только увидеть себя, но и ... дальше неразборчиво... подобное притягивается к подобному, как обозначил этот процесс трансценденции Платон, говоря о восхождении отдельной человеческой души в направлении чего-то большего.

К слову сказать, было бы куда приятнее наблюдать за другими людьми, не обдирая свои чувства о жалящие воспоминания, но такой возможности у нас нет. Другими словами, для восхождения к метафизическим началам мира у нас нет иной колесницы, чем наблюдение за самим собой. По крайней мере, это так, если только мы не готовы поступиться опытом, данным в ощущениях и порождать понимание путем исключительно рассуждения; такой путь, предложенный Аристотелем, развитый схоластикой и продолженный позже многими достойными людьми, разумеется, имеет свое право на существование, но он настолько мне чужд, что мне совершенно нечего о нем сказать.

А вообще-то всего лишь хотела поделиться формулой, которую сейчас прочла в "Послезаконии" Платона, о преодолении человеком собственной множественности ради достижения единства с самим собой. Собственно, вынесено в заголовок. Правда же, мысль дивной красоты и точности?

Ну и совсем уж заметка на полях - исходя из того, что подобное единство есть полное блаженство, пусть и краткотечное, ничего удивительного, что те, кто идет по пути опыта (получая блаженство в анамнез) и те, кто идут по пути рассуждений (получая туда же что-то другое), друг друга не понимают. Не исключено, что большинство противоречий западной культуры (а другой у нас нет) связано с этим изначальным противоречием в способе восприятия себя в мире.