А как вам такое предложение...

...не начать ли желающим обмениваться мелкоформатными мемуарами? Я бы почитала о детстве, в разных местах, с разной погодой и разными воскресными пирогами. Я бы даже про бабушек и всяких других родственников почитала, как ни странно. Только пусть кто-нибудь скажет, как это правильно называется, не мемуары же, в самом деле.

Тут случилась такая, знаете, спонтанная ситуация. old_radist давеча (первый раз использую на письме это слово!) спрашивал в своем жж, о чем же мне, старому радисту, писать? Я возьми и ляпни, что почитала бы зарисовки по воспоминаниям. Хочется фактуры, а не сюжета, хотя не знаю, как кому. Когда я, опять же давеча (воспользуюсь им сразу и второй раз, вряд ли еще когда-нибудь доведется), писала из жизни старого Баку, сюжет был только предлогом, чтобы перебрать тактильные воспоминания, все вкусы-запахи-оттенки света-ветер вдоль кожи.
Ну и в целом оказалось приятно, так-то я себе не очень разрешаю, - самой себе вспоминать потихоньку все равно ведь что рыдать над разбитой чашкой, а тут разделишь с дюжиной приятных людей, и совсем другое дело, вроде как не о призрак, оплаканный ветром, вернись, а рахат-лукум, золотой и розовый.

Как логично мне ответил старый_космофлотский (или как там назывался этот коктейль у Шекли)?, "хочется, но к такой мере откровенности я еще не готов". Ну, это я немножко своими словами, надеюсь, он на меня не в обиде. Я тоже как-то не очень; скорее всего, много нас, кто уже и не прочь, но мера откровенности пугает.

Могу ли я предложить собранию взаимное чтение? Подписываться на множество журналов я не готова, чтение чужих жж очень трудоемкий процесс, но если кто чего напишет из своей жизни и принесет сюда ссылочку, то я лично прочту с огромным удовольствием и даже с нетерпеливой жаждой, простите мне этот странный оборот.

Вывешу этот пост первым, чтобы был легкий доступ; если дело не пойдет, ну, уберу.

Отвечая на незаданный вопоос - создавать группу не вижу смысла. Я хочу читать людей, которых знаю и с кем мы говорим на одном языке, хоть примерно, а в группу кто его знает, кто придет.
А?
Я даже готова начать. Кажется.
Ну, почти готова.

PS Друзья, кладите сюда ссылки, смелее! Мое ясновидение мне говорит, что как раз поднимается волна интереса к таким текстам, но совсем уж незнакомых читать не хочется, пусть будет узкий круг.
PPS Много, конечно, не надо, и слишком часто тоже не надо, заранее говорю, - придержите коней, пусть идут медленной неотвратимой рысью, а то знаю я вас! То есть нас, это я и себе говорю. Но и мало будет нехорошо, два абзаца как минимум или даже три
PPPS Если мы соглашаемся друг друга читать, а отвечать на такие вещи особо и нечего, могу я предложить, чтобы отмечались комментарием с одним только крестиком или плюсиком? Типа - был, прочел. Никому не сложно, время не тратится, а автору текста спокойней и дураком себя не чувствует. Лайки, конечно, тоже хорошее дело, но если еще крестик поставить, то вообще красота.

Кто со мной записывается в муму?

Из гениального, без шуток, Евгения Шестакова (кто писал тексты для Жванецкого (нет) и Хазанова, а теперь его литдыбры можно читать напрямую):
"Мудрый муж, именуемый дальше для удобства муму..."

Все, что процитирую дальше, как бы дает индульгенцию моей задумчивой медлительности. Так-то у меня на кончике пера повисла следующая история, а в ворде лежат две недописанные главы из истории масонства, да и с диссертацией надо определиться, по философии ли ее делать или все же по истории, но вот как-то что-то не чувствую потребности спешить.
Текст Шестакова пришелся очень ко времени, наверняка не одной мне.
Можно, я тоже побуду муму, хочется спросить у безмятежного осеннего неба. Но, в общем, и спрашивать незачем, небо своим видом и примером говорит "можно" и говорит "будь как я". В следовании небу Платон, не зная того, солидарен с китайской философией, и оба они солидарны с Шестаковым (после смерти Славы С. теперь у нас такой он один):

"Мудрый муж, именуемый дальше для удобства муму, не станет суетиться под взглядом осени. Падайте, листья, нет у вас когтей цепляться за жизнь, нет у меня рук подметать вас, конечно, есть, но лишь две и навеки сложены за спиной. Поживший повидавший муму знает сто причин не подметать двор, семь причин не бриться и пять не вставать с постели...
... Встань, иди, упрись и наживи себе грыжу - говорит нам внешний жестокий мир. Сядь, налей, смотри, как прекрасна жизнь без мозолей - говорит мне внутреннее животное. Не всегда умытое, но всегда способное убедить."

PS чтобы впечатлить окончательно и насмерть тех, кто способен этим впечатлиться, еще одна цитата из - "а кто не будет соблюдать, того возьмут за куки и влепят лбом в стену, построенную из тех, кого влепили лбом в стену."
Мильтоновской силы образ, правда же?

Рассказец

Очень хороший небольшой текст сегодня у Березина
https://berezin.livejournal.com/2076314.html

О нашей истории и власти Ктулху - "Не прошлых чинов и званий было ему жалко, а вменяемости мира."
Настойчиво рекомендую, вместе с ляховским "Железный хромец" http://fan.lib.ru/l/ljah_a_g/chromedz.shtml (при том, что Ляха я не очень, а его премированный Челтенхэм просто ужасен) лучшее среди малоформатного, что есть в отечественной фантастике. Ну, на мой вкус.

Прачечная 1

(Все подробности в прикрепленной записи, дописала там кое-что. Пусть идет пока под тегом прачечная, по аналогии с пирожковой, будет такой оммаж старому интернету)

Collapse )

Скромность как подготовка

У ИП иногда появляются темы достаточно глубокие, чтобы их было невозможно комментировать по наитию, готовых же ответов обычно в запасе нет. Имеем в результате прекрасный тренажер для когнитивных процессов, - навык подумать вглубь, навык не принимать собственное мнение за понимание, навык ожидать, пока понимание оформляется. На следующем этапе появляется узнавание разных этапов собственной когниции, как бы по запаху или оттенку цвета, какая-то сложно выразимая квалия; надо бы поискать у схоластов, они любили системптизировать такие вещи.

Бывает и другой способ, каким осуществляется размышление. Проблема закладывается куда-то на переработку и там тлеет в ожидании момента, порыва мысли, раздувающей эти угли. Вот чего не отнять у ИП, это то, как у него получается закидывать, прямо сеятель с картины неизвестного передвижника - большой силы получился сансэй, не правда ли?

Если же по делу, - насчет недавнего поста про скромность, - вчера прочла у Буджолд (в шалионском цикле, не в барраярском, если что; и вообще имя знаковое только для тех, кто читал фантастику в девяностых. Ну, не суть.), прочла такое:

Святой — это не добродетельная душа, а пустая. Он — или она — по собственному желанию отдаёт свою волю избранному богу.

Смотрите, можно убрать святость и поставить сюда скромность, можно убрать бога и поставить сюда любую идею, хоть революцию, хоть кванторные исчисления. Можно даже заменить пустоту чистотой, не в смысле банальном и расхожем, но в смысле свободы от страстей, нагнетаемым собственным я.

Collapse )

Все глушит крик Великой Мыши

PS В титуле этого поста упоминается не та мышь, что в предыдущем; в предыдущем отсылка к рассказу Стейнбека о простодушном шизофренике, который так любил маленьких животных, шелковистых и мягких, что тискал их и гладил, пока они не того (кстати, прекрасный рассказ, просто жемчужина, медовая шакербура с кардамоном, а не рассказ, не пропустите).
В этом, разумеется, пелевинская Великая Мышь, хотя нас интересует не так она сама, как ее крик. Позволю себе напомнить цитату целиком, в интернетах она фигурирует как цитата номер 6485641:
"многие люди почти понимают происходящее – догадываются обо всем, но не успевают об этом задуматься. Все глушит крик Великой Мыши, и у человека остается смутное воспоминание, что в голову приходила очень важная мысль, но сразу забылась, и теперь ее уже не вернуть…"

Есть ли тут прямая связь с тем, о чем собираюсь сейчас написать, не спрашивайте, я только смутно об этом догадываюсь. Насчет проклятия из предыдущего текста, поспрашивала маму подробности, нашлось кое-что интересное.

Сначала сюжет а ля натюрель, потом озвучу, что думаю,потом кто-нибудь мне да скажет, какое из предположений вероятнее:

В столовой, она же гостинная, в доме маминой подруги А. висел портрет, сделанный по фотографии, - молодая девушка с перьями цапли в прическе, в длинном жемчужном ожерелье (у меня есть такое же, любимая подруга подарила), в белом кисейном платьице, с короткой стрижкой и с подведенными глазами,- азербайджанский вариант Мэри Пикфорд или любой из тогдашних звезд.

Вот тут надо остановиться. Сейчас в том, чтобы скопировать одну из нынешних, нет ни особой доблести, ни особых сложностей, но чтобы представить себе, что означало в начале века остричь косы, отошлю к рассказу Фитцжеральда "Волосы Вероники". (Исключительно душеспасательная вещь для юных дев, можно найти несколько советов из лучших о том, как привлечь воздыхателей. Для сетевого общения не пойдет, правда, а так-то советы на все времена, и вообще одна из лучших вещей у С.Ф.) Среди прочих событий, героиня обсуждает в компании, не обрезать ли ей волосы, прекрасно зная, что никогда на это не осмелится. Бравада, понимаете ли, пикантные разговоры о возможности примкнуть к "этим новым женщинам" и "как в Париже", разговоры ради разговоров и ради их шокирующего эффекта.

То есть то, что для общества, скажем, Детройта десятых годов было скандальным либертианством, наивные бакинцы принимали за правила из большого мира.

Это стремление к прогрессу и новой жизни естественно, когда старая поперек горла, но есть особый сорт людей, как бы объяснить...
Помните тот эксперимент с крысами (что-то меня заело), в котором рассматривается их сообщество, живущее вокруг кормушек и поилок, но окруженное системой туннелей и выходов на следующую площадку? Большинство собирается вокруг кормушек, подход к которым контролируют предводители, но какой-то процент устремляется в туннели за приключениями. Пока все хорошо, эти авантюристы не слишком любимы в социуме, но когда кормушки перестают наполняться, именно эти любопытные до всего нового крысы уводят племя в новые благодатные земли.
Обозначим противопоставление тех, кто не любит авантюристов и тех, кто осваивает фронтир, как прогрессистов и консерваторов, и мир заиграет новыми красками. С этой позиции портрет девушки начала века, стилизованной под американскую киноактрису, говорит о семье очень много, практически все.

Стремление к большому миру было настолько выражено, что девочки меняли имена на русские, а детям давали имена интернациональные или тоже русские...да что там, все тетки имели высшее образование и успешно работали. Одна была архитектором, другая физиком, третья юристом, четвертая историком; о мужчинах и говорить нечего, никто и не думал идти в торговлю или на административные должности; сплошной порыв духа и взращивание интеллекта. Впрочем, именно образование девочек в ту эпоху говорит о движении наружу, меняющем весь расклад.
К этому вернусь ниже, а пока о девушке с портрета. Вчера мама рассказала историю, которой я раньше не знала, о любви и смерти, вот слушайте. Была она старшей дочерью в семье, звали ее, предположим, Джамиля. Вышла замуж по безумной любви за человека из торговой семьи; Джамилина семья сказала фуфуфу, надо заниматься созидательным трудом, а не коммерцией, и пристроила его работать на стройку. Неважно, кем, не рабочим, наверное, но не суть, уточняю только чтобы не сбить весь образ истории.
Строили тогда здание ЗАГСа, красивый дом в неоклассицистском стиле, в нем расписывались мои родители и там же выдали метрику рождения, с которой я живу до сих пор. Ну и что вы себе думаете? мужа на этой стройке придавило бревном (не знаю, чем, ну пусть будет бревном) и он за несколько дней умер.
Что же делает овдовевшая юная влюбленная Джамиля? В их спальной вместо занавесок висели тонкие шелковые ковры (не спрашивайте, я сама не поняла, что это), так что Джамиля снимает их и начинает резать. Нарезала лент, сплела их в канат и повесилась. Может, она была не совсем в себе, может, ее напоили ланданиумом, чтобы успокоить, но скорее похоже на осознанное решение.
Само по себе для нас это достаточно необычно, хотя кто в молодости из-за несчастливой любви не мечтал о смерти? История же не столько о любви, сколько о решительности; вот что меня поражает, вся эта логистика и способность довести дело до конца. Чур нас всех.

С другой стороны, вот, скажем, моя прабабка...вышла замуж тоже по большой любви, сохранилась записочка прадеда к ней в духе писем Джойса Норе: "Целую ваше платье и ваши туфельки. Вы были плохой девочкой и я должен буду Вас наказать", - и это когда у них было уже двое детей; "вы плохо себя вели" - о ее новой измене, которые ей не возбранялись, такая игра в духе Серебрянного Века. Прадед, если что, из семьи ссыльных поляков, - образование детям дали всем, даже девочкам, но дальше он все сам. Хорошо, что его пригласили инженером на разработки нефти в Азербайджане, которые как раз тогда начал Нобель, - не легкомысленный прожигатель жизни, хочу сказать; тем не менее вот такая, совсем неизвестная нам реальность дореволюционных окраин Империи.
За долгую жизнь страсти, конечно, остыли, отношения были довольно сложные, но когда прадед умер, прабабка, вернувшись с похорон и только зайдя в дом, упала с инсультом и уже никогда не пришла в сознание.
Что, люди иначе относились к супружеству? Или меньше ценили жизнь? Совсем ведь другая реальность.

Вернусь к Джамиле и канату из шелковых ковров. На свадьбу ей подарили драгоценности, как это водится там, - много драгоценностей, мама говорит, что ее подруга А. в детстве играла ими (опять же, так было принято, девочек растили не столько с игрушками, сколько давая поиграть украшениями). После ее смерти оказалось, что коробка, в которой они хранились - железная банка из-под чая - стояла на виду в спальне, причем Джамиля сняла с себя все до последнего колечка и сложила туда перед смертью. Коробку эту забрали и сказали, что это останется для детей, которых еще и не было ни у кого, сестра-то старшая - и вот вроде бы в этот момент и наложилось проклятие.
Чем дальше от метрополий и культурных центров, тем гуще народная магия и активнее вера в нее. Хочется осудить ее вслед за Платоном, дикость это все и суеверия, но...всегда остается это но.


Я, однако, думаю вот что.
Прогрессивные семьи, живущие на фронтире, довольно быстро оскудевают, от множества народу остается один-два человека. Слишком большое напряжение, слишком мало спокойной счастливой жизни у детей, слишком все зыбко и изменчиво. Такая цена прогресса, по крайней мере, в наше время и в Советском Союзе. Непонятно, кстати, как с этим в других местах, надо бы расспросить людей. Сейчас вот думаю о каталонских семьях, истории которых знаю, - а знаю не так уж и много, - и соображаю, что та же история, от толпы народу остается один или два человека, да и те за границей.
Может ли быть, что семью выкосило это устремление наружу из гомеостаза? И не ее ведь одну, таких полно вокруг; кажется, одни только евреи научились как-то совмещать, но у них время, чтобы научиться, было, а гомеостаза таки не очень.
Хм, однако!


На сладкое.
В семье, о которой речь, был еще любопытный случай. Один из дядек, доцент и юрист, долго не женился, - вроде бы по той же причине, из-за запрета на деторождение, - а когда решился, оказался завидным женихом. С одной стороны, уже состоявшийся человек с положением, с другой - не искал молодую девочку, был согласен на старую деву. Можно себе представить ажиотаж в благородных семействах и среди девушек, уже и не надеявшихся на новый сюжет в жизни. Просватали ему кого-то, как там принято, начали готовиться к свадьбе, и тут! Слушайте, какая рождественская история.
В семье той невесты имелась старшая сестра, от другой матери. Сирота, на которой лежала вся домашняя работа, как в сказке. Злые сводные сестры звали ее, правда, не Золушка, а Мадам Черножоп, что, конечно же, еще хуже. Ну и вот дядька, такое у него было чувство юмора и справедливости, женился в результате не на злой сестре, а на этой ханум. Говорил потом, что ни разу не пожалел, потому что редкая женщина так заботалась о своем муже, как Мадам.

Злые сестры и мачеха, конечно, прокляли всех, просто не могли не проклясть, было бы странно, но это уже не важно, а историю рассказываю просто за компанию, не бросать же такую прелесть. Мадам Черножоп! Прозвище в азербайджанской семье, можно себе представить? Внезапное избавление от горькой участи, а вся навалившаяся работа по подготовке к свадьбе для сводной сестры, все это начищенное серебро, все подшитое постельное белье для приданного, вся эта долгая суета чужой красивой жизни оказываются для собственной радости и счастья! Ну не прелесть ли.


(Пардон за такой длиный пост, что-то меня понесло. Больше не буду, да и времени лишнего нет. Ну разве еще немного, самую малость).

О людях и мышах

У маминой подруги был брат-шизофреник. То ли тогда шизофреников растили иначе, то ли потому что в Баку, то ли его личная особенность, но Фаик был очень добрый и, как бы сказать, светлый, а говорил, как пятилетний ребенок.
Возможно, диагноз "шизофрения" вообще написали от балды, а речь шла о каком-то виде дегенерации, не суть. И вообще, раз уж я начала эту историю, хоть и по другому поводу, расскажу ее целиком, очень уж она необычна.
Дед маминой подруги, - азербайджанец из образованной, но небогатой семьи, родившийся в семидесятых годах девятнадцатого века, - проявил сначала серьезные способности к шахматам, а потом и к бизнесу, который, как он говорил, можно рассматривать как шахматную игру. Десять лет назад я вспомнила эту идею и попробовала применить в жизнь. Действительно, работает, могу подтвердить.
Дед этот, по фамилии Джафаров, благодаря своему шахматному мышлению окзался востребованным и со временем стал то ли управляющим, то ли личным помощником одного из богатейших людей Азербайджана. Судя по построенным им домам, в стиле европейской бельэпок, да и вообще судя по центру города, местами весьма похожему на Барселону того же периода застройки, мир уже тогда был довольно-таки открыт для тех, кто этого хотел, - но это так, к слову.
У этого деда, скажем, Азиза, народилось то ли восемь, то ли десять детей, мама мне их перечисляла всех поименно, по крайней мере, мальчиков, девочки же проходили под общим названием "тетки". Двое из мальчиков стали академиками, один из них - палеонтологии; он открыл палеонтологический музей, по стечению обстоятельств, как раз в том доме, где мы жили, я туда заходила несколько раз, но потом перестала, потому что очень уж там было пусто, бедно и тихо. Достаточно вспомнить, какой музей Еськов (и другие, конечно, но я знаю только о нем) открыл в Москве, а потом подумать о любом из больших европейских музеев палеонтологии (полтора года, по работе первого мужа, мы жили в Женеве, и я каждую неделю водила шестилетнюю тогда дочку в женевский музей естественной истории, с огромным отделением палеонтологии, разумеется. Как бы сравнить то богатство экспонатов со скудостью бакинского музея? Представьте себе очень хороший, очень роскошный ресторан в большом современном городе и столовую в сибирском городе Нягонь начала девяностых, - это правильно отразит суть дело, но само по себе очень, очень несправедливо), и вот уже древний эпос, с его, скажем, переселениями из засушливой пустыни поближе к воде видишь совсем другими глазами. Тут, конечно, совсем другая засуха и другая жажда, - после смерти того палеонтолога мама помогала разбирать бумаги, потом цитировала мне из его рабочих дневников: "как же дорого стоят все экспонаты, у меня совсем ничего не остается, а сверху совсем не выделяют денег. Где бы их раздобыть? И надо отложить на то, чтобы хоть в этом месяце пойти в Оперу, тяжело столько времени без музыки".
Невозможно не думать о том, как нам повезло с интернетом, мы теперь всегда на берегу Большой Воды, никакой засухи, и пусть так и дальше будет.
Но я не об этом.

Над дедом Азизом, по слухам, тяготело некое проклятие, из-за которого никто из его детей не должен был иметь собственных детей.
Девочек (вроде бы их было пять) так и не выдали замуж, мальчики тоже воздержались от деторождения, кроме двух. У одного родились сын и дочка, оба не вполне нормальные, - дочку я знала лично, и у нее совершенно точно была классическая шизофрения, которую она несла так хорошо, что смогла стать востребованным переводчиком и не раз побывать замужем. Сына я не знала, но свой диагноз у него был, так что он не мог работать, тетки же все-таки устроили ему свадьбу, продали фамильные драгоценности и заплатили семье невесты с условием, что она родит ребенка, а потом может вернуться в свою семью. Таким образом, пытались снять проклятие, но не получилось, девочка сразу родилась инвалидом, и физически, и умственно.

Отец же маминой подруги, по имени Халыг, уехал учиться в Москву, даже женился там на враче, которая тут же с ним развелась, когда он сообщил ей какие-то подробности проклятия. В результате он вернулся в Баку, сказав, что и в столице проклятие снять не могут, а дальше составил свой план, по которому сделался одним из востребованных врачей города, - что-то вроде профессора Преображенского, возвращал немолодым мужчинам сексуальные возможности и фертильность. В богатом восточном городе это пользовалось огромным спросом.
Создав некоторый финансовый фундамент, женился на девушке из благородной семьи; её я уже знала хорошо, в их доме я провела больше времени, чем даже у родных бабушек, а у них я тоже бывала достаточно.
Могу ли я передать атмосферу тех бакинских домов, с еще дореволюционной мебелью, натертой до блеска, запахом воска от парктных полов, с хрустальными графинами, оправленными в серебро, большие картины по стенам, со стульями на балконах и окнами, настежь распахнутыми с апреля по октябрь, - и скромными, достроенными позднее ванными комнатами, не говоря уже о совсем скромных, иногда коммунальных кухнях? Все это необыкновенно похоже на американский Юг у Фолкнера, не иначе как поэтому Фолкнер стал моим любимым писателем уже в мои шестнадцать лет. Потом его потеснил было Джойс, но у Джойса для меня есть только одна книга, хотя Улисса я до сих пор раскрываю в режиме "коль мысли черные к тебе придут, откупори шампанского бутылку иль перечти Женитьбу Фигаро". У меня джин с тоником и Улисс, но Фолкнера все же люблю больше всех.

Впрочем, я опять отвлеклась. У Халыга Азизовича родилось двое детей, собственно, тот самый тихий и добрый шизофреник Фаик и мамина подруга. У маминой подруги, единственной из всего поколения семьи, с головой оказалось отлично, но ее свалил детский паралич. Тот самый полиомиелит, от которого перестают расти ноги, оставаясь, как у десятилетней девочки, тоненькие палочки без единого мускула, - по крайней мере, в случае А., это было именно так. Отец, заранее позаботившийся о финансовой стороне их жизни, сумел организовать ей и очное посещение школы и такое же обучение в институте; работать она, тем не менее, не могла, хотя ей и приносили редактуру из издательств, - так что жили они после его смерти, распродавая драгоценности, исключительно бриллианты, которые он именно для того и покупал заранее для А. В молодости, хоть и не владея ногами, она была тоненькой и очень хорошенькой, а уж такого количества друзей, с блестящим интеллектом и чувством юмора, я вообще ни у кого не видела. При мне уже ей звонили с жалобами и вопросами жены, матери и любовницы ее друзей, и она как-то разруливала их запутанные отношения, это была хорошая школа жизни, поскольку я проводила у нее массу времени, даже делала там уроки.

Загадочным осталось то самое проклятие, из-за которого семья не могла иметь детей. Двое осмелились и вот на тебе. Ну не страшная ли и чарующая тайна в этом во всем?

Я, однако, вспомнила о Фаике вот по какому поводу. Когда ему задавали вопрос и он знал на него ответ, его охватывал необыкновенный восторг. Вопросы были простые, типа "который час" или "что ты смотришь по телевизору". Самый же щенячий восторг его разбирал от того, что в школе (он как-то умудрялся учиться, тогда родители за этим очень следили) у него был тот же учитель физики, что потом у меня, Вениамин как-то там, которого дети между собой, разумеется, называли Веником. Фаик регулярно подкарауливал меня за дверью, чтобы спросить, - а кто у вас преподают физику? - я отвечала,- такой-то, - а знаешь, как мы его называли, - и каждый раз: - нет, Фаичек, скажи, - Веник! Мы называли его Веник!

И вот теперь представьте, я обнаружила, что, когда знаю ответ на вопрос на уроках древнегреческого, я отвечаю с теми самыми интонациями дебильного восторга, что у меня сохранились от Фаика.
Моя древняя гречка педагог сильный и безжалостный. Пардон за выражанс, имея меня в хвост и в гриву, заставляет называть все грамматические категории, что встречаются в текстах, заставляет спрягать и склонять без продыху. И не то, чтобы это было так уж страшно, чаще я могу ответить, чем не могу. Но каждый, черт побери, каждый раз, когда я знаю ответ, я ловлю себя на восторженных интонациях старого инфантильного шизофренника, давно уже умершего и похороненного на другом конце мира.
Ну не странно ли все в этой жизни.

Если мультверсум существует...

...то он регулярно протекает. То, что натекло сверху, в виде ли света или неясных образов, в какой-то форме конденсируется и оседает на материи, придавая форму и вещам и мыслям, - это не очень привычный взгляд на космогонию неоплатонизма, но вполне возможный (относительно всех религий, наверное. Христианство так точно не должно быть против). Фактически, такая схема является наиболее верибельным объяснением того, как человеческий ум может преодолеть хотя бы часть ограничений, выходя за пределы практического и мысля абстрактное. Впрочем, это зависит и от способностей, и от доступных методов; способности есть практически у всех, легче сказать, у кого их нету, а уж способов настройки мы, люди, выработали больше чем достаточно.

Коллега seashellfreedom исследует античные мистерии и, чем глубже в архаику, тем больше находит аллюзий на употребление галлюциногенов. Возникает впечатление, что в атрибутике древних божеств средиземноморского региона нет такого растения, которое не символизировало бы способ выхода в другую реальность.
А это значит что?
Что в этом месте мы вспоминаем о Теренсе Маккена и его Теории Упоротой Обезъяны. Если перессказать ее в одной фразе, то звучит она примерно так "это как же надо было закидываться, чтобы нагрезить все то, что нынче мы называем культурой и цивилизацией". Нагрезить в смысле намечтать, придумать и воплотить, но не суть.
Теория, конечно, не выдерживает никакой критики, в ней столько дыр, что она вся, как старая рыбачья сеть, да и в целом эксперименты психонавтов скорее дискредитируют концепцию мистического опыта, чем наоборот.(Мода на атеизм девятнадцатого века тоже испортила карму наукам о человеке, но это я замечаю лишь ради справедливости, иначе предыдущая фраза выглядит незаконченной).
И тем не менее, В Теории Упоротой Обезьяны что-то такое есть. Вот хотя бы способность к абстрактному мышлению и выходу разума за пределы клетки. Способность, разогретая приемом волшебного зелья, почему бы и нет.

Я, однако же, в этом месте вспомнила свою работу "Таро и ясновидение по телефону". Когда меня туда принимали, я-то думала, что все это чистая психология и поговорить, а вот же, оказалось, что все взаправду. Некоторые ситуации до сих пор, - а прошло уже двадцать лет, - продолжаю крутить в голове и не могу в них поверить, все ищу объяснения, почему говорила то или другое.
Теперь представьте, как перед телефонами сидят в ряд двадцать человек в наушниках, тасуют карты, смотрят в кристальные шары или на огонь свечи, и щебечут, и щебечут...ну бред же.
Очень сложно говорить о ясновидении, поставленном на поток, оставаясь вполне серьезным. Но. Но!
Клиент же тоже не дурак, клиент проверяет, насколько оператор реально ясновидит, прежде чем задает вопрос. В большей часте хватало некоего аналога психоанализа, но...опять это но. Когда тетенька для проверки и разогрева меня спрашивает, зачем она мне звонит и с каким вопросом, а я ей рассказываю, с кем связался ее бывший муж, называя национальность, вид преступления и по какой статье он осужден, я сама себе не верю, я даже не понимаю, откуда это берется, а она вдруг берет и подтверждает, - ну, я не знаю, что тут думать. Случай внушенного мной бреда не рассматриваем, поскольку потом клиент прдолжает звонить, приыслает фотографии и документы, - да что там, иногда сталкиваешься с результатами предсказаний через год, и с веселым ужасом вспоминаешь свои видения, реализованные до мелких деталей.
Есть еще один важный момент во всей этой несуразице. Работа была интересной, несложной и очень хорошо оплачивалась, очередь за работой в такие фирмы всегда огромная, но надо проходить отбор. То есть все эти женщины и мужчины ежемесячно должны выдавать план, зависящий от их эффективности. Не умеешь увидеть или не можешь внятно рассказать, - клиенты не перезванивают, не раздают твой номер знакомым, план не выполняется, тёбя увольняют. Так вот, текучка там была ну совсем никакая, некоторые работают годами.
И - тут самое интересное - никто для этого не закидывается, все бодры и в ясном сознании, никаких корон из мака и белладонны, никакого шамансства.
К слову сказать, эзотерики, какими мы их представляем, там тоже не удерживались, работать можно только с ясной головой и трезвым состоянием ума. Внутри разговора, в самый его апогей, наступает момент, когда как бы забываешь себя и не вполне контролируешь собственную речь, но восстанавливаешься быстро и как бы по щелчку. Не странно ли это?

Невозможно не думать о том, что эволюция коснулась не только когитивных возможностей и метода, но и этих интуитивистских прорывов. Нужно ли тут что-то пояснять?
Выводов можно сделать море, можно даже посмотреть, предугадывает ли теория практику. Но вот то, что выход в другое состояние сознания теперь не требует той же подготовки, как пять или десять тысяч лет назад, - да, не для всех, только для некоторых, но это как водится, - позволяет задать вопрос о состоятельности современного взгляда на природу человека.
Хотя я, конечно же, ко всему вышесказанному отношусь с изрядной долей скепсиса.

красивое...

Смотрите, класс какой. Трейлер видеоигры на тему шахмат. О плюсах и сомнениях у Линор Горалик здесь: . Для меня, как неоплатоника и трансгуманиста, это просто пирожное. Королева в ушанке и на вертолете, пешка воплощена в монголке с рыжими волосами, оба короля чернокожие, даже тот, что играет белыми, мегаполис и бешенный темп. Все, как я люблю, многоцветный мир киберпанка. Консерваторам, возможно, не понравится, возможно, и смотреть не стоит, считаю своим долгом предупредить. https://m.youtube.com/watch?v=t_6soqU9OJQ&fbclid=IwAR0SbBw1sVyil5llWvS4EuFrh926-FfsA5vEssRunxIk9g2_1DEPw5OI2_w

Венок сонетов

Вот, кстати, о христианстве, вернее, о христианах. Есть вопрос ...хотя нет, сначала сформулирую тезис.
Помните последовательность Герцшпрунга-Рассела (Ссылка на википедию только посмотреть на картинку, если кто ее не помнит в лицо)? Девяность процентов наблюдаемых звезд принадлежат главной последовательности, а остальные рассредоточены по нескольким дополнительным (На что вы смотрите, генерал? - Видишь, там вдали дома? белые, розовые, голубые...вот так и люди. Армейский анекдот, не смогла удержаться, извините).
Так вот, о христианах, которых я лично видела, в жизни или в сети, не важно - абсолютное большинство составляет некий как бы закон, по которому количество добра в них и количество ума находятся в напряженном конфликте. Иначе говоря, за исключением совсем уж простых душ, они не очень-то добры, а чаще откровенно , эээ...не злы, нет, так тоже нельзя сказать, но как бы бесчувственны по отношению к людям. Сострадание там, милосердие, спокойствие даже и мягкость - это не отсюда; у самых что ни на есть цивилизованных из них вдруг встречаешь вспышки сокрушительной злобы, первобытной и варварской. О морализаторстве и говорить нечего, самоназванные судьи здесь формируются батальонами.

Как раз то качество безжалостности, которое наблюдается у идеологически пристрастного американского среднего класса, средиземноморского небедного крестьянства и верующих из русской интеллигенции (ну, то есть тех, кто ей наследует).

Это о главной последовательности, повторюсь - хотя сказать, что жестокость связана с развитым интеллектом, было бы совсем неверно; если посмотреть пристально, то надо говорить не о развитом интеллекте, а о специфически мужском уме. Только не спрашивайте, что это такое, без комментариев. Sapienti sat.

Есть впечатление, что мужской ум, в своем негативном аспекте, конечно, а не весь целиком, неспособен к милосердию и состраданию.
Зато на дополнительных мелких последовательностях диаграммы можно видеть совершенные чудеса. В том числе такой мужской интеллект, который лишен качества конкуренции неким богоподобным образом, - вот там милосердия и добра побольше, чем у некоторых женщин.

Другое отдельное облако, в котором мужской интеллект сосуществует и с конкуренцией и с милосердием, составляет мифопоэтическое сознание. Может показаться оксюмороном, но не такая уж и редкость.
Тут, конечно, надо бы прояснить, что под мужским интеллектом я имею в виду склонность к рационализации, если сказать очень грубо.

Это голая гипотеза, основанная только на моем личном опыте. Впрочем нет, не только, - есть еще два фактора, повлиявших на то, что я вообще об этом задумалась и начала наблюдать.
Во-первых, высказывание Бердяева о том, что для христианина невозможна идея рая, пока существует идея ада. Вряд ли это надо пояснять, нет?
И, во-вторых, сам факт того, что Христос как Любовь проповедывался движением бегинок в высоком Средневековье, а это практически только женское движение. Майстер Экхарт, конечно, тоже сказал свое слово, а возрожденческие мыслители закрепили, но как массовое понимание все-таки пришло через бегинок.

Так что вот, вопрос, - кто-то видел что-то другое? Чтобы сразу много христиан мужеского полу, не осуждающих ближнего и не нравоучительствующих как самопризванные судьи? Может, в монастырях? Может, хотя бы в литературе? Может, это вообще характерно только для нашего времени и для наследников русской интеллигенции? С протестантами, особенно американскими, и с их полем влияния даже на левых, - те же радикальные феминистки - не имеет смысла даже спрашивать, тут недостаточно данных.

PS не странно ли, что проснулась сегодня с этим вопросом в голове, и, только открыв жж, вижу пост о чем-то похожем у gignomai; не стала его читать, чтобы не сбить свой настрой, но он точно был по христианской проблематике. День, что ли, такой?

PPS вчера же проснулась с ощущением счастья и со словом каннелюра во рту. Тут же и запах нагретого камня, и колоннада Парфенона на изнанке век, сменившаяся Эрехтейоном, который еще красивее и пронзительней. Будучи на Акрополе и подойдя к Эрехтейону, перелезла через ограждения и стала обнимать колоны, а потом, в порыве чувств, лизать их. Муж стоял на стрёме, выглядывая служителей, которые непрерывно ходят там по кругу, на златой цепи. Ни у кого вчера не было движений души в сторону античных красот? Мало ли что нам насылают по их 5G, вдруг все это, и про христианство, и про Элладу, и про коронавирус нам только снится?